darbogu

Москвичка пережила клиническую смерть и нашла путь к вере, потом встретила отца, который бросил ее и тоже был на том свете

0 23

«Я умерла и оказалась Там, где были двое. Один суровый, а другой, готовый простить мне всё! И внезапно мне дали шанс на исправление и вернули на землю. Но это не все! Точно такое же произошло с моим отцом, которого я не видел с детства. Столько всего было, что фильм снимать надо…» – делится своими переживаниями Анна Королева, которое пережила невероятные события. Но обо всем по порядку.

Изначально, Анна и вовсе чуть не была лишена возможности явиться в этот мир. Её мать, будучи студенткой медицинского института, пыталась прервать беременность. Однако, по воле Божьей, Анечка все же родилась. И лишь столкнувшись с 7-ми минутной смертью после родов своего ребенка, она осознала свое предназначение. Лишь пережив клиническую смерть, Анна была крещена. Позже выяснилось, что в тот же период её отец, которого она не видела в течение 30 лет, пережил аналогичный опыт. Все годы до воссоединения с отцом Анна искала ответы на многие вопросы и задавала их Богу.

С самого рождения опекунами девочки стали её бабушка и дедушка. Вопросы о её матери вызывают у Анны боль. Она предпочитает избегать их, поскольку её мать не желала её рождения и пыталась избавиться от нее. Несмотря на все, Анна родилась хрупкой и недоношенной, с проблемами зрения и речи. В возрасте шести месяцев ей провели операцию на глаза, но с речью было сложнее. До трех лет она не могла говорить, издавала лишь невнятные звуки, вроде мычания. Никто не мог понять причину, пока однажды знакомый хирург не посоветовал отвести её в храм, рядом с которым находилась больница.

Анна рассказывает о том времени так:

«Оказалось, что в помещении, где находился алтарь, располагалась детская поликлиника. Там же работал ученик нашего соседа, нейрохирург. В одной из процедурных, где не проводились крупные операции, он дал мне задание достать мятную конфетку языком. Помню лишь, что когда я попыталась это сделать, он скальпелем разрезал мне уздечку языка. Мое прилегание языка было настолько сильным, что именно оно мешало мне нормально говорить. И тогда все стало нормально уже».

Так хирургическое вмешательство у Анны прошло без осложнений. В последствии, врач предложил её бабушке крестить девочку, однако она была решительно против. Будучи в качестве жены коммунистического полковника, ей было неуместно исповедовать веру в Бога.

Сама Анна считает, что, возможно, в глубине души они были верующими, но открыто признаваться в этом нельзя было. Её дедушка был полковником-коммунистом.

«Представьте себе, это были 60-е, 70-е годы, и вдруг предложить крестить внучку… Это не реально! Когда я начала говорить, остановить меня было невозможно… Врач снова сказал, что теперь можно идти крестить, но бабушка настаивала, говоря: «нет, нет, нет». – вспоминает Анна.

После того как Аня стала студенткой педагогического колледжа, её отправили на практику в интернат для детей с психическими расстройствами. По завершении обучения с отличием, она могла бы выбрать работу в высшем учебном заведении, но предпочла быть направленной в детский дом или интернат, где она затем два года работала с детьми, проявляющими девиантное поведение, и проработала там до закрытия учреждения.

Анна делится своими наблюдениями:

«Тогда я столкнулась с множеством явлений, которые с точки зрения обычной логики казались непостижимыми. Я была свидетельницей многочисленных случаев изменений в людях и детях, открытия даров, данного ими Богом. Говорят о детях, «поцелованных Богом», и о том, как раскрываются их таланты… Так вот, находясь в роли педагога, я не могла найти объяснение этим явлениям. Я там это все видела. Казалось, невозможное для человека, но возможное Богом. Тогла я впервые обратилась к духовной литературе, поскольку психологические книги не предоставляли ответов на мои вопросы…»

Но в церковь Анна все-таки обратилась уже в зрелом возрасте, когда отчаялась из-за невозможности забеременеть. Невозможность иметь детей привела к разводу в её первом браке, а во втором был поставлен диагноз бесплодия. Однажды, после очередного разочаровывающего визита к врачу, она проходила мимо храма во Владыкино и спонтанно решила войти.

Анна вспоминает: «Я подумала, что попрошу у какой-нибудь иконы помощи. Ведь я уже знала, что иногда нужно обращаться к высшим силам. И вот я увидела перед собой величественную Смоленскую икону Божией Матери. Я обдумывала, каким образом следует обращаться, осознавая, что традиционное "Господи" не подходит в этой ситуации. Размышляя над этим, я решила, что буду говорить "тетенька". Интересуясь, сколько ей лет, я предположила, что это должно быть около 24 лет. В моих мыслях я обращалась к ней, моля о том, чтобы она даровала мне сына. Я всегда была уверена в том, что у меня будет сын, но вдруг он решит посвятить свою жизнь монашеству? Эти мысли пришли ко мне после просмотра фильмов о монахах, которые живут в замкнутых общинах, вдали от женщин, занимаясь молитвой и трудом. Но я пришла к выводу, что если мой сын выберет такой путь жизни, я приму его выбор.»

К удивлению, спустя полгода Анна забеременела, и вскоре стало известно, что у неё будет сын — именно так, как она просила в своих молитвах перед Богородицей.

Однако со временем Анна забыла о своих обещаниях, и её сын Женя не стал монахом. Вместо этого, через некоторое время после пережитого клинического опыта смерти, сама Анна нашла свой путь к Богу.

Этот опыт клинической смерти произошёл во время второй её беременности, которая протекала с осложнениями.

Не обращая внимания на трудности, она решила посетить своих родственников в Одессе, чтобы показать им своего внука. Жаркое лето сделало путешествие для беременной женщины особенно тяжёлым.

Аня вспоминает тот день, когда она отдыхала, повернувшись спиной к балкону, чтобы немного охладиться, так как жара давалась ей нелегко. В то время её бабушка, которая недавно избавилась от гипса на ключице и у которой ещё была слабость в одной руке, находилась на балконе с прыгающим на её коленях Женечкой. Пока мальчик играл с верёвками, на которых висело бельё, он случайно зацепился за них и перевалился через балконные перила. Аня узнала о случившемся только спустя время, когда почувствовала нечто неладное, ощутив это всем своим телом.

Неизвестная сила мгновенно подняла беременную женщину с кушетки. Она успела схватить ребенка за ногу всего через мгновение. Если бы она задержалась, было бы поздно.

Анна рассказывает: "Я немедленно выбежала на балкон, и в последний момент успела схватить его за ногу. Естественно, бабушке было тяжело, это очевидно. Спасла его, и тогда я почувствовала, что что-то произошло у меня в животе. Затем началось кровотечение, что типично для таких обстоятельств. В итоге на место быстро прибыла скорая помощь, которая доставила меня в родильное отделение. К сожалению, я потеряла ребенка. Пришла в сознание я уже в реанимации, со множеством подключенных аппаратов и ожогом на груди."

Но худшее для Анны предстояло еще впереди!

В результате обильной потери крови ей был сделан укол, который вызвал анофилактический шок, а позже – остановку сердца. 

На пороге жизни и смерти встает вопрос: что же испытывают люди в момент клинической смерти?

Анна рассказывает, что во время своего переживания она не наблюдала туннелей и коридоров, которые часто упоминают другие свидетели. Ее опыт скорее напоминал быстро сменяющиеся сцены, наподобие тех, что можно увидеть, глядя в окно вагона метрополитена.

Анна вспоминает об этом так: «Я не видела никакого туннеля, как описывают многие, побывавшие по ту сторону жизни и смерти. Мое видение напоминало скоростное движение поезда метро, в окно которого мелькают различные кадры. Так вот, моя жизнь промелькнула передо мной. Очень быстро. И я почувствовала… Но странно, что мне показывались не просто события в хронологическом порядке, а значимые моменты, связанные с особыми чувствами.»

Многие из показанных ей сцен из жизни вызвали негативные эмоции. Детство, подростковый возраст, юность — все это пронеслось перед ее глазами буквально за считанные секунды. Анна вновь пережила каждое значимое событие, в ходе которого она причиняла боль другим или поступала неправильно.

Анна продолжает:

«У меня было много моментов, когда я чувствовала сильное огорчение. Ощущение одиночества, предательство — все это я видела… Например, помню, как в 70-х годах в школу иногда приглашали ветеранов. Я пригласила на День Победы своего дедушку. Мы стояли у входа в школу, я и другие дети, а мой дедушка был тяжело слышащим из-за контузии, и у него были проблемы с ориентацией в пространстве. Поднимаясь по ступенькам, я звала его, но он оглядывался по сторонам, и школьники начали смеяться над ним за моей спиной. Это сильно меня задело, и я не могла сдержать слёз. Даже сейчас трудно говорить об этом без волнения. Я была так расстроена, что в итоге избила их портфелем после уроков… В итоге до 16 лет я состояла на учете в милиции в отделении, которое находилось здесь, за кинотеатром "Урал". В том ином мире мне было сказано: "Ты виновата. Ты хулиганка! Вот ты их избила." И мне это продемонстрировали. Я пыталась оправдаться, говоря о своем глубоком негодовании по поводу того, как мой дедушка, ветеран, защищавший их, был ими осмеян…»

Несмотря на это, она чувствовала безграничную любовь и сострадание к себе, грешной, от некой высшей силы. Определить, от кого именно, ей было сложно. Она не видела, но ощущала присутствие, с которым общалась телепатически. Был ли это Бог или Ангел? Она считала такие предположения слишком смелыми.

Анна вспоминает:

"Там присутствовали две фигуры: одна старше, другая моложе. Старшая была строгой и справедливой, в то время как младшая была доброй и прощала всё, словно защищая меня. Я не могла их увидеть, но чувствовала их присутствие. В отличие от тех, кто описывает в социальных сетях свои ощущения о любви, я её не чувствовала. Я была скорее шокирована, что они знали о всех моих негативных эмоциях. Не укрыться ни где, я для них как открытая книга, они знали всё обо мне."

Аню не хотели отпускать, но она молила о возвращении. В мире живых оставался её маленький сын Женька, настолько желанный и долгожданный ребёнок. Ей казалось, будто она стоит на небольшом месте, подобном люку, и не в состоянии с него сойти, охваченная страхом:

"Младшая фигура, напротив, поддерживала меня без слов. Я ощущала его эмоциональную поддержку, это придавало силы. Он даже просил за меня, умоляя дать мне шанс на исправление. Затем он как бы мысленно спросил меня: «Теперь понимаешь, что должна исправиться?» И да, я поняла."

Этот эпизод клинической смерти был зафиксирован в медицинской карте Анны Королёвой, где отмечено, что её сердце прекратило биение на семь минут. Насколько точно это соответствует действительности и как долго продолжалась её клиническая смерть, не столь существенно и важно. Ведь гораздо важнее другое: рассказы Анны Королёвой могли бы составить основу для множества книг, каждый из которых стал бы живым свидетельством.

После пережитой клинической смерти Анна пробудилась измененной и без промедления отправилась в храм, где она и ее сын приняли Таинство Крещения.

Анна утверждает: «Нам вручили свидетельства о крещении, которые я храню уже почти 30 лет. Они выглядят как новые, несмотря на столь долгий срок, не потеряв своего первозданного вида».

С этого момента Анна стала постоянной прихожанкой церкви, регулярно участвуя в литургиях, исповедясь и причащаясь. Она также записалась на обучение в приходской православной школе, где с полной самоотдачей занималась уборкой, воспринимая это как очищение от грехов прошлого.

Когда она получила травму спины, которая ставила под угрозу ее способность ходить, именно ее служение в храме и способствовало восстановлению.

Об этом сама Анна так говорит:

«Я перенесла серьезную травму позвоночника и долгие месяцы была прикована к постели, не зная, смогу ли снова ходить. Меня признали инвалидом без срока восстановления. Но священник предложил мне убирать полы в храме. Я согласилась без колебаний и благодаря этой работе смогла постепенно восстановить свою спину. Я не стала полностью здоровым человеком, иногда мне тяжело стоять, и у меня кружится голова, но я же все-таки не прикована к постели».

Кроме того, после клинической смерти в жизни Анны произошло еще одно значительное событие: спустя 30 лет она вновь встретилась со своим отцом. Последний раз они виделись, когда Анна была всего лишь пятилетней девочкой.

«Он приезжал ко мне всего один раз, и я помню, как он подбрасывал меня так высоко, что казалось, я касаюсь потолка. Это воспоминание осталось со мной. И я помню, как моя бабушка говорила ему: "Петро, будь осторожен"», – вспоминает Анна.

Она была осведомлена о том, что он проживает в Николаевской области на Украине, где его карьера развивался от хирурга до главного врача больницы и обратно к хирургии, одним словом, он посвятил всю свою жизнь медицине.

Анна регулярно получала от него алименты через банковский перевод, но связи с ним не было. И вот в один неожиданный момент она получила звонок от незнакомого мужчины, который представился как друг ее отца и сообщил, что по его просьбе отыскал ее номер телефона через бабушку. Не решаясь связаться напрямую, отец попросил товарища узнать, разрешит ли она ему встретиться с ней и внуком.

Согласившись на встречу, она впоследствии пережила весьма эмоциональные дни. Когда ее отец позвонил, чтобы уточнить детали встречи, они оба осознали, что не узнают друг друга из-за долгого времени разлуки и отсутствия фотографий. Тем не менее, они договорились о встрече. Когда поезд подъехал, она увидела через окно поезда мужчину, который стал ее личным идеалом мужественности: высокий, привлекательный, с благородной сединой в волосах, серо-голубыми глазами и отличительными чертами лица.

Их воссоединение было полно эмоций, и они провели всю ночь, обсуждая прошлое, настоящее и будущее без сна, где уже не осталось места для ссор и обид. Отец, стоя на коленях, просил прощения у своей дочери.

Это было особенно значимо, так как незадолго до их встречи он перенес серьезное заболевание – запущенную форму рака. Он страдал от острой, нестерпимой боли и пережил анафилактический шок от инъекции – аналогичную реакцию, которую ранее испытала его дочь, что привело к клинической смерти.

Анна отметила: "Отец делится со мной удивительным переживанием. Описывает, что в момент того, как он оказался на том свете, то не увидел никакого туннеля, как это часто бывает в подобных случаях. Видел лишь ослепительный свет, его природу определить не смог. Сравнивает свет с лампами, пытаясь найти логическое объяснение, как врач. Однако это был свет совсем иного рода, не земного происхождения. Рассказывает, что видел фигуры людей, движущихся куда-то вперед, но некоторые оставались на месте. Он собирался последовать за ними, но ощутил невидимую стену, которая его отталкивала. В то же время заметил рядом человека, знакомого ему по онкологическому отделению, в котором тот находился в критическом состоянии. Этот человек смог пройти, а он – нет, и это вызвало у него чувство обиды, ведь почему-то он интуитивно чувствовал, что там должно быть хорошо. И вдруг слышит внутренний голос, спрашивающий его, куда он собрался, напоминая о неисполненном долге перед дочерью, о том, как она росла и жила без его присутствия. Голос призывает его сначала вернуться, выполнить свои обязательства, найти дочь и попросить у неё прощения. А потом уже туда…"

Так и случилось. Анна столкнулась с потерей отца, который после воссоединения с дочерью, возвратился в свой дом и скончался у порога больницы, пораженный инфарктом. Но важно! Перед кончиной он перешел от католицизма к православию и, что более важно, успел искренне попросить прощения, умирая в мире с собой.

Анна размышляет о событиях следующим образом: «Я осознала, что моему отцу предоставили шанс заново полюбить меня. В конечном итоге это привело к возрождению любви. Верю, что Бог – это любовь. Когда он уезжал, его взгляд и лицо изменились. Он просил прощения и начал меня любить. Любовь исцеляет душу. Иногда мне кажется, что Бог направляет меня, слепого котенка, к определенным вещам. Я также осознала, что никогда не следует бояться просить прощения, обнимать, плакать или просто быть рядом с человеком, иногда оставляя свои дела в стороне, лишь подержать его за руку.»

Анна постоянно помнит о своем опыте клинической смерти, который не позволяет ей забыть о хрупкости жизни. Переживание граничащее с вечностью, пусть даже на мгновение, научило ее ценить жизнь и всегда помнить о смерти.

Говоря о своем опыте, Анна подчеркивает следующее: «Момент смерти – это одно, но клиническая смерть – это нечто иное. Смерть всегда в моем сознании, ведь я живу с осознанием, что могу умереть в любое мгновение. Это не просто красивая фраза, это моя реальность. Потому важно всегда быть готовым к той жизни».

Слава Богу за всё!

Другие публикации канала

Мощи этого святого пытался скрыть Вагнер, но лишь совсем недавно их обнаружили. Оказалось, что они нетленны и имеют температуру живогоПравославие.ONE20 мартаВидение в Одессе пособника антихриста на амвоне. Бес кричал в келии монаха, как молится Царь за Русь. Император и двое святых (три случая)Православие.ONE18 мартаСтарец с Афона предсказал "большую чистку" для человечества, всплеск православия в мире и о гневе БожьемПравославие.ONE10 марта

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.