darbogu

Пережившая смерть, видела Бога и сатану. Прощение получить на том свете не удалось, но шанс на исправление ей дали, хоть и не сразу

0 26

Умерев, я оказалась на том свете и услышала голос: «Теперь ты веришь, что Бог есть? Потом мне были показаны ад и рай. Я видела Господа и сатану. Меня вернули, но не сразу…

– вспоминает Татьяна, которая испытала клиническую смерть. Ее история необычная, но заслуживает внимания, потому что она очень правильные выводы делает из случившегося.

– Моя жизнь, до пережитой мной в 40 лет клинической смерти, кажется такой ерундой. Хотя я имела благополучную семью: супруга и дочь, но всегда меня одолевало чувство внутренней пустоты. Да, причина впоследствии стала ясна мне – это отсутствие веры в Бога. Счастливы те, кто верит, не увидев, однако я пришла к вере, будто апостол Фома, увидев истину после смерти своими глазами. Я ничего не придумываю и рассказываю об этом, чтобы свидетельствовать о том, что Бог есть!

Прежде чем обрести веру, я не была атеисткой, напротив, даже стремилась познать Бога, читала литературу о Христе, распространяемую, правда сектантами, и полгода изучала Писание с одной из сектанток у себя дома. После того как я серьезно заболела, наши встречи прекратились. В последующее время я чувствовала себя удовлетворительно, однако вскоре произошло событие, радикально изменившее моё миропонимание и жизнь в целом.

Перед сорокалетием я ощутила недомогание, в результате которого произошёл приступ, и меня госпитализировали. Медицинская ошибка в диагностике ещё и усугубила моё состояние, и я начала умирать из-за обширного некроза поджелудочной железы.

В тот момент впервые я почувствовала сильное стремление к исповеди и Причастию. Моё желание быстро осуществилось: через полчаса в мою палату вошёл православный священник. Моё удивление было велико, когда желание исполнилось так скоро. Оказалось, что в этот день моя мать с подругой решили навестить меня и, выходя на улицу, остановили мужчину, садившегося в машину. Мать рассказала ему о моём критическом состоянии. Этот человек, как оказалось семинарист и предложил обратиться к священнику из больничного храма для совершения таинств.

Совпадение обстоятельств привело к тому, что священник, только что закончивший Литургию и имеющий свободное время, согласился прийти ко мне. Так, накануне клинической смерти, я впервые исповедалась и причастилась.

После введения наркоза я испытала временное облегчение, затем потеряла сознание и вдруг почувствовала себя парящей в воздухе, созерцающей собственное израненное тело с высоты. Оно лежало на хирургическом столе, где хирург с грубыми, небрежными швами закрывал раны, готовя тело к отправке в морг.

Внезапно я ощутила могучий голос, вопрошающий: «Так ты теперь поверишь, что Бог есть?» Трепет охватил меня настолько, что я моментально осознала, что всё, я на «там свете». Данный эпизод навсегда врезался в мою память. Помню очень ясно.

В тот момент я пришла к пониманию, что сведения о посмертной жизни, которые я когда-то изучала, являются истинной. Более того, трагичность ситуации заключалась в невозможности вернуться и поделиться увиденным с моими близкими.

Также я осознала, что со мной общается мой Ангел-Хранитель, и наше взаимодействие происходит на невербальном уровне. Хотя его образ мне был невидим, я чётко слышала его голос и моментально получала ответы на свои вопросы. Он объявил мне о моей кончине и что пути назад не существует.

Однако спустя некоторое время я почувствовала, как меня с ошеломляющей скоростью перевозят на каталке, и осознала, что моё тело подключено к медицинскому оборудованию. Всё это время я продолжала слышать голоса людей поблизости.

Мы привыкли думать, что умерший лишь бездушное тело, но на деле он может слышать, как врачи констатируют его смерть, и видеть всё происходящее вокруг. Весь пережитый мной опыт смерти был одновременно ужасающим и удивительным. Ужасающим, поскольку после смерти мы не имеем возможности покаяться и привести к этому близких, и удивительным, ибо существует вечная жизнь и Бог… Вот какое неоднозначное ощущение я испытала.

Тогда я увидела мелькание своей жизни перед глазами, как киноплёнка. Почему-то моя совесть пробудилась мгновенно. Как серия быстро сменяющихся сцен, я прокручивала все свои прегрешения, за которые не успела покаяться. И удивительно, что, осознавая всё это, я начала молиться, и это была Иисусова молитва, и молитва была полна отчаяния, в тоже время и надежды на Божью милость. Но поражало меня то, откуда мне известны эти слова.

В моменты искреннего воззвания к Богу: "Господи, помилуй!" – что было воплем души, – спустя некоторое время я сталкивалась с четким ответом: "Нет".

Эта последовательность повторялась трижды: моя просьба о спасении и категорический отказ.

Мой Хранитель вступался за меня со словами ко Всевышнему, но я не была свидетельницей их диалога, мне передавался лишь итог их беседы: "Нет, Бог пока не проявит милость к тебе". Тем не менее, в глубине души я все еще хранила надежду.

Затем я испытала ощущение полета с огромной скоростью сквозь какие-то туннели. Это состояние, казалось, продолжалось бесконечно. В последствии стало ясно, что в это время меня доставили в Институт Хирургии РАМН. Мой супруг подъехал к месту на автомобиле. К тому времени был зарегистрирован пяти минутный период клинической смерти. В карете скорой помощи мои жизненные функции поддерживались исключительно благодаря медицинским приборам.

Во время перевозки мною супругом, мой Ангел-Хранитель произнес: "Я не осведомлен о конечном пункте назначения, это не запланированно". И со мной произошло нечто неожиданное.

Я перемещалась через туннель, но при этом чувствовала неизменное присутствие своего Ангела. Хотя я и не могла его видеть, мы находились в непрерывном общении. Внезапно мы оказались в длинном, казалось, ярко освещенном зале. В его конце на троне сидел мужчина необычайной красоты, лет тридцати-тридцати трех. Я подумала, что ни разу в своей земной жизни не встречала никого, кто бы мог сравниться с ним по красоте. Его глаза излучали мудрость и спокойствие, а взгляд был исключительно добрым, полным любви и сострадания.

"Неужели это Бог? – мелькнула у меня мысль. – Какое блаженство видеть Его! И какое несчастье, что я не могу вернуться на Землю и поведать близким о его существовании!" Эти мысли пронзили меня, словно молния. Вдруг я осознала, что все, чем я жила до этого момента, – абсолютно все было неверно. Но самое главное – Он реален! При этом откровении я почувствовала, как снова стремительно падаю вниз, ведь прощение мне не было дано, а значит, предстоял путь в ад.

Страх охватил меня. Оказавшись в более мрачном пространстве, я вновь услышала голос своего Ангела-Хранителя: "Я не могу сопровождать тебя дальше. Здесь обитают злые духи. Будь сильной, Таня, держись!".

Я никогда прежде не сталкивалась с такой степенью отчаяния, как в тот раз. Пусть никто не испытает подобного ужаса! В те моменты мне казалось, что я сократилась до ничтожных размеров и оказалась в полном одиночестве. Моя способность управлять собой пропала, и я не могла совершить ни малейшего действия для изменения ситуации.

Впоследствии я беспомощно осела на полу некой комнаты и увидела перед собой фигуру. «О, пришла наконец-то, ну приветствую тебя», – произнёс он.

В тот момент я осознала, что оказалась в аду, передо мной стоял сам сатана и я находилась под его полным контролем.

К счастью, этот ужас не тянулся долго. Скоро меня как бы вырвали из этого места, и я испытала непередаваемое облегчение и радость.

Оказалось, что мне были просто продемонстрированы видения рая и ада, и, возможно, частично Страшного Суда. Не берусь утверждать.

Тогда я услышала голос Ангела: «Желаешь ли ты спастись?». Я ответила: «Конечно, я стремлюсь к спасению!». «Тогда отправляйся в монастырь», – сказали мне. Я внезапно засомневалась и начала объяснять: «Но у меня есть семья, дочь, за которой нужно ухаживать…».

Не кажется ли это странным? Человек, видевший ад и переживший ужас, всё ещё ищет отговорки. Да…

И мне повторили: «Отправляйся в монастырь». Я попыталась преодолеть себя и согласилась. Но моё согласие было отклонено, поскольку оно было дано под давлением. Мой ответ не был искренним.

Всевышний дарует каждому свободу воли, что, возможно, является одним из величайших Его даров. Он не желает нашего принудительного спасения. После небольшой паузы я услышала: «Тогда путешествуй по монастырям Золотого Кольца». «Мне разрешат уйти?» – осмелилась я спросить. «Да, но через пять лет тебе снова предстоит оказаться в больнице и ожидать», – было мне сказано.

И вот, спустя пять лет, я действительно оказалась в больнице, ожидая, словно приговор, решения врачей.

Очнувшись после реанимационных действий, мои первые слова, произнесённые тихим, но уверенным голосом, – "Бог существует" – засвидетельствовали моё возвращение с того света.

Медсёстры перекрестились даже, а врачи, не склонные к религиозным убеждениям, отнеслись к этому скептически. Ну и ладно.

Затем я провела шесть месяцев в Российском научном центре хирургии имени В.В. Петровского РАМН, где, находясь в том же здании на первом этаже, был открыт храм святого великомученика и целителя Пантелеимона. Это позволяло мне присутствовать на всех богослужениях. Однако после некоторого улучшения моего состояния, наступил резкий рецидив: я страдала от нестерпимых болей и мне приходилось откачивать тёмную жидкость через трубку, которую мне приходилось проглатывать. Это не очень приятная процедура, но все же в сравнение того, что я заслуживаю на том свете, это ерунда, ведь главное я жива и у меня есть еще шанс на исправление.

С наступлением Великого поста, врачи решили перевести меня на пятнадцатидневное голодание, вводя ежедневно большое количество препаратов через капельницу для поддержания жизненных функций и детоксикации организма. Температура стабильно держалась на уровне 38 градусов, и моё состояние было настолько тяжёлым, что я ощущала себя крайне неуютно. Молитва шла с большим трудом, и только "Отче наш" я продолжала произносить утром и вечером, хотя и эта молитва казалась мне чрезвычайно длинной. В период когда я была реанимации, попросила родных принести мне иконы Спасителя, Богородицы, святого Пантелеимона, но моё зрение ослабло настолько, что читать стало сложно. Тем не менее, я осознавала, что обращение к Богу – это мой опора и надежда.

Впервые во время служб Великого поста я по-настоящему ощутила благодать и мир. Сидя в храме, я много плакала и молилась, умоляя Господа о исцелении.

Когда наступила Страстная неделя и подошёл пятнадцатый день моего поста, профессор-хирург, который меня оперировал, предупредил о неожиданном осложнении. Он сообщил, что на следующий день мне предстоит процедура откачивания накопившейся жидкости из брюшной полости, что являлось рискованной и неприятной процедурой.

С утра мне провели ультразвуковое исследование внутренних органов, которое подтвердило предварительный диагноз. После обеда я отправилась в храм для участия в богослужении, где молилась перед Господом, Богородицей и святым великомучеником и целителем Пантелеймоном о облегчении моих страданий, хотя уже потеряла надежду на выздоровление. К вечеру мое состояние ухудшилось, и температура поднялась. Истощенная, я с трудом заснула.

На следующий день в полдень была назначена медицинская процедура. В назначенное время меня пригласили в процедурную, где профессор решил провести повторное ультразвуковое исследование с помощью специалиста, чтобы точно определить локализацию пораженных тканей. Та же врач, выполнившая предыдущее исследование, приступила к осмотру и, к своему удивлению, обнаружила, что патологии нет.

В тот момент я почувствовала необычайную легкость и уверенность в своем здоровье. Хирург, удивленный результатами, с облегчением отправил меня обратно в палату. Когда я вернулась, я измерила температуру, которая показала норму – 36.6.

Это чудо произошло во время Страстной недели, и я убеждена, что именно святой Пантелеймон заступился за меня.

Следует отметить, что храм, где находится его икона, сам по себе является местом чудес – там произошло обновление иконы святых Зосимы, Савватия и Германа. Пациенты часто посещают этот храм перед сложными операциями для молитвы, исповеди и причастия.

Многие месяцы в больнице я жила воспоминаниями о своем исцелении, которое и поныне остается самым значимым событием в моей жизни.

Сейчас моя жизнь изменилась, но это предшествовало серьезной внутренней борьбе. Обладая языковым образованием, я планировала стать переводчиком. Однако после окончания богословских курсов я начала преподавать в воскресной школе.

По воле Божьей я оказалась в следственном изоляторе среди несовершеннолетних правонарушителей. В этот момент я осознала, что люди, которых исцелял и спасал сам Господь во времена Нового Завета, обязаны служить Ему. Необходимо это понимать и не терять духа вопреки противодействию злых сил.

В настоящее время я делясь знаниями о Боге с несовершеннолетними правонарушителями, испытываю глубокое моральное удовлетворение. Они с нетерпением ожидают меня, и, удивительно, но я прекрасно понимаю их.

Пережив смерть, отчаяние и воскреснув, я вновь занялась делами, отличными от проповеди, благодаря чему я могу по-настоящему сочувствовать им.

Оказавшись за решеткой, они попадают в условия, где совесть особенно чутка. Мы, будучи христианами, после нарушения Божьих заповедей начинаем острее осознавать свои проступки.

Большинство заключенных в следственном изоляторе обращаются к вере. Мои подопечные просят молитвословы, готовятся к Святым Таинствам, изучают литературу и смотрят фильмы. Они с нетерпением ждут нас, своих наставников, как глоток свежего воздуха.

Если бы вы увидели их глаза! Они такие выразительные, особенно у тех мальчиков, которые обращаются к вере. Они сосредоточенно и внимательно участвуют в занятиях. Те, кто имеют родителей, пишут им о своем новом занятии Законом Божьим и с нетерпением ждут этих уроков. Такие трогательные записки они пишут, такие вдохновенные рисунки создают!

Мы здесь можем быть спящими, но они верят искренне. Некоторые, кто многократно читал акафист, были освобождены, несмотря на угрозу длительного заключения. Обвинения в суде рушились словно прах. Попытайтесь объяснить человеку, не знакомому с бедами, что такое грех и что такое покаяние. Но там, за решеткой, все уже понятно и пережито. Совершив грех, человек пересекает грань дозволенного, и тогда говорит совесть, совершается покаяние. Ведь именно покаяние приближает нас к Богу. В трудных жизненных условиях истина становится очевидной.

В тюрьмах бывает всякое. Один юноша выразил мне свою признательность следующими словами: «Ваше откровение о Боге и перенесение клинической смерти вызывает у меня глубочайшую благодарность. Меня очень сильно избили, но я молился Николаю Чудотворцу, и у меня все зажило. Когда я выйду, я обязательно начну ходить в храм и молиться Господу и всем святым, которые заступаются за нас.»

Веруйте и не сомневайтесь! Только с Богом мы всё преодолеем!

Слава Богу за всё!

Другие публикации канала

Игуменья раскрыла пророчества старца о будущем России, говоря, что явится чудо Божие и будет спасение России, но при условии если вымолимПравославие.ONE26 мартаСтарец Гавриил с Афона передал русскому народу, что нужно сделать, чтобы нынешние беды закончились скорее, потому что Бог очень огорчёнПравославие.ONE23 мартаНе хочу поститься, и в рай меня, пожалуйста, и желательно без исповеди! Бог же милосердный и так спасёт всех!Православие.ONE22 марта

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.