darbogu

с. Кузьминское. Домодедовский городской округ. Церковь иконы Божией Матери “Знамение”. | Истории храмов России | Дзен

0 22

3 апреляПутешествияБольше по теме

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг. Оно находилось в вотчине князя Фёдора Ивановича Пожарского, деда князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Дальнейшая история селения связана с представителями одной из ветвей старинного рода Наумовых. К 1678 году в Кузьминском уже существовала усадьба и церковь во имя иконы Божией Матери "Знамение", однако достоверно известно, что в ранние века здесь уже существовала Космодамианская церковь, сгоревшая, по-видимому, во времена татарских нашествий. Возможно, что и название Кузьминское произошло от существовавшей здесь когда-то деревянной церкви бессребреников Космы (Кузьмы) и Дамиана. По совпадению, при крещении князь Пожарский получил имя Кузьма в честь святого бессребреника, но стал известен со вторым «мирским» именем Дмитрий. В дореволюционной и советской литературе сохранившаяся каменная церковь Знамения Божией Матери датировалась 1652-м годом. Позднее исследователи и краеведы предположили, что датировка может быть иной: храм, скорее всего, был возведен в промежутке между 1669 и 1678 годами.

Храмоздателем каменной церкви был Степан Петрович Наумов. Наумов купил сельцо Кузьминское в1664 году, и с этого времени вплоть до конца XIX века имение принадлежало представителям этого древнего дворянского рода. Фамилия Наумовых происходила от некоего Наума, дед которого Павлин был немцем, перешедшим на службу к великому князю Симеону Ивановичу Гордому. Степан Петрович Наумов был отмечен многими поместьями царем Алексеем Михайловичем «за литовскую службу» – за участие в войне с поляками. В течение четырех лет с 1669 по 1672 годы Наумов служил приставом в Ферапонтовом Белозерском монастыре при низложенном на Большом московском соборе 1666-1667 годов патриархе Никоне. Степан Наумов скончался в 1700 году и был погребен в построенной им Знаменской церкви. Рядом с ним нашла последнее пристанище и его супруга. По наследству Кузьминское перешло Григорию Михайловичу Наумову. С конца XVIII века село принадлежало полковнику Алексею Александровичу Наумову – участнику войны 1812 года и впоследствии губернатору в одной из юго-восточных губерний. После смерти полковника А. А. Наумова в 1857 году Кузьминское осталось его родным сестрам Наталье Александровне и Софье Александровне.

Во второй половине XIX века облик старинной церкви существенно изменился: с западной стороны к древнему ядру памятника были пристроены паперть, трапезная часть и двухъярусная колокольня. Шатровая колокольня была выполнена в подражание звонницам XVII века, поэтому визуально кажется, будто она возведена в одно время с церковью. В церковной ограде привлекает внимание один огромный памятник из черного гранита. На камне написано: «Первому председателю губернской земской управы 1865-1893 г. Московское губернское земство». Это могила последнего представителя семьи Наумовых, ветви владельцев села Кузьминское, Дмитрия Алексеевича Наумова (1830-1895). Дмитрий Алексеевич Наумов с момента открытия земских учреждений и до конца жизни был председателем Московской губернской земской управы. Его родители – уже упоминавшийся полковник Алексей Александрович Наумов и княжна Наталия Дмитриевна Волхонская. Мать скончалась, когда мальчику было всего четыре года, поэтому забота о нем и его младшем брате легла на двух теток – незамужних сестер отца. Окончив курс 1-й московской гимназии, Д. А. Наумов поступил на юридический факультет Московского университета. Он учился у выдающихся профессоров того времени: Грановского, Кудрявцева, Соловьева. Особенное влияние на молодого студента оказал известный историк-медиевист Тимофей Николаевич Грановский, который воспитывал в учениках чувство гражданского долга, желание послужить обществу. После окончания университета Наумов некоторое время работал переводчиком в Московском архиве министерства иностранных дел, писал диссертацию, служил в Московском цензурном комитете. Шестое октября 1865 года стало поворотным днем для Дмитрия Алексеевича – он был избран председателем Московской губернской земской управы. На этой должности он пробудет до самой смерти почти три десятка лет. Всю жизнь Д. А. Наумов оставался холостым. После смерти единственного брата Александра стал совершенно одиноким.

Биограф писал, что и после кончины брата он «ни в чем не изменил своим крайне скромным привычкам, сохранив в доме у себя прежнюю простую и старомодную обстановку, занимаясь в низеньких комнатах на антресолях среди книг, отчасти только расставленных на полках и частию сложенных грудами по углам». Еще более скромная обстановка была у Наумова в его родовом имении в Кузьминском. В большом двухэтажном усадебном доме Дмитрий Алексеевич выделил себе одну маленькую комнатку на первом этаже. Кирпичные неоштукатуренные стены его кабинета поражали своей неприглядностью гостей и посетителей. В этой комнатке он и окончил свой земной путь. Д. А. Наумов скончался 29 июня 1895 года. За три дня до смерти он приехал в Кузьминское и выглядел вполне здоровым. Утром 29 июня он осматривал рощу вместе с приказчиком, гостил у родственницы в соседнем имении, а после обеда до самого вечера бродил один в поле. После прогулки Наумов велел слуге подать самовар. Когда тот вернулся за посудой, увидел жуткую картину – помещик лежал неподвижно на полу своей комнаты. Врач Кузьминской земской лечебницы Н. И. Невский, узнав о случившемся, немедленно побежал к усадьбе. По дороге он встретил священника Знаменской церкви, выходящего из дома помещика. Батюшка сообщил Невскому печальную весть – Дмитрий Алексеевич скончался. 3 июля Дмитрий Наумов был погребен внутри церковной ограды села Кузьминское в присутствии друзей и сослуживцев. Дмитрий Алексеевич Наумов был последним в роду: не имел ни детей, ни других близких родственников, которые могли бы стать его наследниками. В главном доме усадьбы после кончины владельца была размещена земская больница. Московское губернское земство взяло на себя расходы на устройство прекрасного памятника, а также обязывалось ухаживать за его могилой. В честь покойного председателя была названо пособие Московского губернского земства «на осуществление доступности народного образования».

После свершения Октябрьской революции 1917 года над храмами и монастырями России стали сгущаться чёрные тучи. В 1918 году всё имущество церквей и монастырей перешло в собственность государства декретом от 23 января об отделении Церкви от государства. Но власти первое время не занимались конфискацией церковного имущества и не закрывали храмы. С 1924 года в этом храме служил настоятелем отец Александр (Парусников). В 1934 году у многодетной семьи Парусниковых (в которой к тому времени было уже шестеро детей) в пользу колхоза забрали их дом. Их приютила тогда прихожанка храма – Наталья Николаевна Демидова. Парусниковы прожили у неё зиму, а потом продали корову и построили небольшой домик, где перебивались три года. Часто отцу Александру приходилось служить одному в пустом храме. Стоит сказать, что в 1930-х годах Знаменскую церковь в Кузьминском несколько раз грабили, а воровали тогда почему-то серебряные сосуды. Волна репрессий 1937 года не обошла стороной ревностного пастыря. Протоиерей Александр Парусников был арестован 30 октября 1937 года по обвинению в контрреволюционной деятельности и помещён в тюрьму города Каширы, а спустя недолгое время расстрелян на Бутовском полигоне. Сегодня отец Александр почитается как святой покровитель Знаменского храма. Одна из местных святынь – икона священномученика с его нательным крестом, переданным в храм дочерью.

В 1936 году с колокольни были сброшены колокола и увезены на переплавку. В 1937 году Знаменская церковь в селе Кузьминском была закрыта местными властями. В конце 1930-х годах Знаменский храм и его архитектурные детали были сфотографированы с разных ракурсов областным фотографом, краеведом Михаилом Геронтьевичем Каверзневым (1899-1961). Это было сделано сразу же после закрытия старинного храма. В Центральном государственном архиве Московской области хранится письмо, которое жители села Кузьминское написали вскоре после окончания Великой Отечественной войны – в октябре 1945 года (ЦГАМО, ф.2091,Оп.2,д.1455). Письмо было направлено в Исполнительный комитет Московского областного совета депутатов трудящихся. В нём, в частности говорится, что небольшая группа верующих села (приведены подписи 7 человек) просит разрешить открыть закрытую в 1938 году церковь Знамения Пресвятой Богородицы. В письме подчёркивается, что здание бесхозное, не эксплуатируется. Здание является редким памятником архитектуры 17 века и требует всяческого поддержания. В церкви сохранился иконостас и возможно было бы возобновить хоть редкие службы. До ближайших действующих церквей весьма далеко добираться. В Москве был избран патриарх и Господь Бог с товарищем Сталиным всячески помогли Советскому народу одержать победу над фашистскими захватчиками. Мы должны отдать должное и провести службу в нашей древней церкви. Просим удовлетворить просьбу верующих жителей села Кузьминское. 2 сентября 1945 года. На это письмо из Мособлисполкома последовал ответ датируемый 10 октября 1945 года, в котором было сказано от отказе религиозному обществу села Кузьминского (Подольский район) в открытии церкви в бывшем здании церкви ввиду функционирования в окрестностях других православных действующих храмов в сёлах Шубино, Ермолино, Михайловское и Домодедово. В церковном здании в советское время размещался хозяйственный склад (минеральных удобрений) местного колхоза.

После того как Знаменский храм в Кузьминском был взят под охрану государства, он был частично отреставрирован в 1968 – 1971-х годах специалистами треста "Мособлреставрация". Стоит отметить архитекторов-реставраторов, которые были причастны к реставрации старинного храма – это Макс Борисович Чернышов и Неонила Петровна Яворовская. После реставрационных работ, Знаменский храм по-прежнему оставался закрытым (находился склад удобрений) и не использовался по прямому назначению. Новейшая история Знаменской церкви началась в 1988 году. Тогда трудами известного московского протоиерея Владимира Тимакова была организована церковная община, которой он руководил до назначения настоятеля храма. Местные власти удовлетворили просьбу православных верующих и довольно обветшавшее к тому времени, здание Знаменской церкви передали в ведение РПЦ. Быстро православная община расширилась за счёт жителей посёлков Барыбино, Востряково и Авиагородка. Неравнодушные прихожане довольно быстро очистили храм от многолетних наслоений химических удобрений (местный колхоз использовал их на окрестных полях), закрыли окна плёнкой, на старую железную дверь повесили замок. 5 января Указом Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия настоятелем храма был назначен его бывший клирик – иподиакон священник Александр Васильев, родом из Домодедовского района. В храме зазвучала молитва, и прихожане тогда радовались, что храм с первой литургией, наконец ожил, после чего стал активнее восстанавливаться. По воспоминаниям протоирея Александра Васильева, назначенного в этот храм настоятелем: "храм представлял ужасное зрелище: почти полностью вывороченный пол, кострище на месте алтаря, кругом пробки от бутылок, окурки, всевозможный мусор, сбитая со стен штукатурка, ни окон, ни дверей, всюду в храме остатки химических удобрений. Постепенно храм стал преображаться: был расчищен мусор, сооружён временный иконостас из ДСП, был оборудован алтарь, удалось провести газ и сделать отопление в храме". 7 января 1989 года в праздник Рождества Христова в Знаменском храме состоялось первое Богослужение. В 1990 году покрыли медью купола и водрузили металлические кресты, перекрыли медью и колокольню. В этом же году на престольный праздник, 10 декабря, храм был полностью освящён Митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием.

Это был первый храм в Домодедовском районе, который власти вернули верующим на исходе советской эпохи. В девяностые годы, когда храм еще восстанавливался, грабители дважды выносили иконы и церковную утварь. Одну из икон – Казанскую Божию Матерь – святотатцы почему-то не тронули. На следующий день от этого образа стало исходить благоухание и течь миро. С тех пор Казанская икона почитается как приходская святыня. В 1998 году вокруг храмовой территории была сооружена кирпичная изгородь с коваными решётками. В 1999 году был сооружён резной иконостас и написаны для него иконы бригадой иконописцев под руководством А. Мельникова. В 2014-2015 гг. расписали оба придела храма. Их украсили отреставрированные старинные иконы. Церковь Знаменская – яркий образец московской школы второй половины XVII в. – выстроена из кирпича в вотчине С. П. Наумова. Заложена в 1671, освящена в 1678 г. В XIX в. при ней сооружена крытая паперть, перестроены вновь придельная трапезная и колокольня, поставленная на новом месте. Окна и двери были растесаны, покрытие по кокошникам заменено ярусной скатной кровлей. Как уже было сказано выше, первоначальные формы памятника частично восстановлены в 1968-1971 гг. под руководством советских архитекторов Н. П. Яворовской и М. Б. Чернышова.

Развитая асимметричная композиция здания очень живописна. Лежащий в ее основе двусветный четверик бесстолпного храма с трехчастной апсидой и трапезной увенчан ярусами кокошников и стройным глухим пятиглавием с кирпичными луковицами. С севера к нему примыкает одноглавый пониженный придел, объединенный с храмом западной папертью. В общей композиции доминирует массивная шатровая колокольня в два яруса, имитирующая формы XVII в. Лестница к колоколам помещена в западной стене трапезной. Перекрытия в здании сводчатые. Нарядное внешнее убранство из профильного и фигурного кирпича в виде разнообразных наличников, ширинок, пучков угловых полуколонн на храме дополнено поясом муравленых поливных изразцов в основании венчающего карниза. В систему декора включены и кокошники завершения, поставленные в разбежку и повторенные в основании барабанов.

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-2

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-3

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-4

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-5

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-6

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-7

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-8

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-9

Внутри здание отчетливо делится на две смежные, почти изолированные церкви, в одной из которых погребены ктитор С. П. Наумов с супругой. Тесные камерные интерьеры образованы замкнутыми, преимущественно низкими помещениями со статичным пространством. В боковых стенах храма имеются штрабы для иконостаса, который поднимался до пяты свода. От тяблового иконостаса в приделе сохранились гнезда в трех уровнях. На стенах и своде основного четверика до недавнего времени находились остатки орнаментальных росписей XVII в., исполненных суриком и сажей. При последнем ремонте помещения церкви оштукатурены и побелены, поставлены два новых иконостаса.

От имения Наумовых сохранились некоторые служебные постройки и кирпичный особняк, находящиеся в полуразрушенном состоянии, а также остатки приусадебного парка с заросшим прудом. Очень живописно смотрится Знаменский храм с противоположной стороны сельского пруда. Он красиво и гордо стоит на небольшой возвышенности, взметнувший к небу свои купола с позолоченными крестами, а также шатер колоколенки. Белоснежные стены очень гармонично выделяются на голубом фоне неба. Вокруг пруда везде растет камыш, также произрастают небольшие кусты и деревья. Вид с воды на церковь просто потрясающий. В воздухе царит либо воздушная солнечная дымка, либо небо покрыто темными тучами, либо вокруг церкви и на льду замерзшего пруда лежит снежок, искрящийся на солнце – всегда Знаменский храм красив и живописен в любое время года, о чём свидетельствуют представленные мной фотографии.

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-10

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-11

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-12

Церковь в селе Кузьминском призывает каждого туриста или паломника зайти в старинный храм и помолиться. Многие души нашли здесь покой, прощение и умиротворение…

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-13

Первое упоминание о "сельце Кузьминское на суходоле" встречается в переписных книгах за 1577-78 гг.-14

Все фотографии выполнены автором этой статьи.

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.