darbogu

Самарцу на фронте явился Николай Чудотворец, сообщив, что тот не погибнет. И ведь не погиб! (О том, как спасает вера)

0 12

Находясь на фронтовых позициях, Николай Лопухов из Самары был удостоен видения Святителя Николая Чудотворца, который предрек его благополучное возвращение из боев. Хотя Николая Петровича больше нет с нами, в год своего девяностолетия в 2009 году он поделился этим событием из своей жизни в качестве урока для молодого поколения.

Николай Петрович родился 31 марта 1919 года в деревне Ивановка Ивантеевского района Саратовской области. В его семье было шестеро детей: четверо мальчиков и две девочки, а также двое пожилых родственников, в общей сложности насчитывалось десять человек.

Его имя было дано в честь Святителя Николая Чудотворца, так как он был крещен в его праздник.

С ранних лет он узнал от родителей о том, что святитель Николай является его покровителем и помощником, и это ему приносило большую радость.

Отец был основным добытчиком в семье, трудясь в поле с ранней весны до поздней осени и выращивая рожь, просо и подсолнечник, что позволяло семье быть практически полностью самодостаточной. В магазине приобретали только керосин для лампы и сахар. Зимой отец занимался портняжным ремеслом, шив верхнюю одежду, включая пальто и костюмы, изготовление которых заказывали даже чиновники из районного центра. Отец воспитывал детей в строгости, предостерегая от курения и пьянства.

Посещение церкви было семейной традицией, и Николай Петрович до сих пор помнит свои чувства во время исповеди и Причастия. Он вспоминал, как с трепетом ожидал конца службы и благословения священника.

Когда советская власть решила разобрать старую церковь из-за деревянных материалов для строительства райкома партии, местным жителям было разрешено забрать святые иконы. Мать Николая Петровича принесла домой древний образ Святителя Николая Чудотворца, перед которым вскоре начала молиться вся семья.

После окончания педагогического училища в соседнем селе Сестры, где он начал свою учительскую карьеру и познакомился со своей будущей женой Аней, он продолжил образование на заочном отделении Саратовского университета.

Он вспоминает:

– Да я вот только закончил первый учебный год, когда последовал мой призыв… И в момент прощания моя мать повесила мне на шею какой-то медальон с крестом и наставила меня: «Дорогой мой, всегда молись Господу, Богородице и ему! Николаю Чудотворцу — твоему защитнику на Небесах».

Тогда мне было девятнадцать лет.

В 1940 году мне довелось служить в артиллерийском полку, где я был причислен к расчету, использующему конную тягу. С детства я увлекался живописью, поэтому отправляясь на военную службу, я взял с собой живописные принадлежности. Это хобби, как выяснилось позже, спасло мне жизнь.

Одним из моих творений стало копирование изображения Чапаева из журнала на большой лист картона, которое я тщательно раскрасил и добился поразительного сходства. Эта работа вызвала восхищение у окружающих, и командир решил добавить ее в общественное имущество полка. После размещения в помещении для обучения, моя картина стала частью декорации.

Незадолго до начала войны, во время нашей подготовки к маневрам у западной границы, комиссар дивизии пригласил меня к себе. Встретив меня возле моей картины, он подверг меня допросу о личных данных и моем художественном образовании. Узнав, что комиссар ранее воевал в дивизии под командованием Чапаева, я был удивлен его словам о точности изображения на моей картине.

Получив одобрение от комиссара, я вернулся в свою часть, ожидая, что мне предстоит заниматься визуальной агитацией. Однако вскоре мне сообщили о переводе в штаб дивизии, и я предположил, что продолжу свои художественные работы. Однако пребывание там было кратковременным, и вскоре я получил документы на обучение в качестве авиационного механика в Вольске.

Этот неожиданный перевод из артиллерии в авиацию, с полной сменой специализации, был весьма удивителен, тем более что такие перемещения требовали особых оснований и разрешений от высшего командования и не приветствовались на уровне обычного военного состава.

Впоследствии я осознал, что в том эпизоде проявилась не воля человека, а волеизъявление Всевышнего.

Моя мать, ежедневно преклоняя колени, молилась перед иконой Святителя Николая Чудотворца и молила у Бога для меня иное предназначение. Отмечу, что Н-ская артиллерийская дивизия прибыла на западные рубежи страны в день начала Великой Отечественной войны, где подразделения немедленно подверглись интенсивному и непрекращающемуся бомбардированию. В результате из более чем двадцати тысяч военнослужащих выжило менее двадцати человек — раненые и контуженные бомбежкой.

После завершения обучения в Вольске мне поручили службу в Красном Куте, после чего последовал перевод в военное авиационное училище. Здесь я получил звание старшего сержанта. Исполнял обязанности пилота на малогабаритном летательном аппарате, осуществляя перевозку командира училища между четырьмя аэродромами. Временами, прибыв на место, я ожидал возвращения командира, погружаясь в чтение газет, через которые следил за ходом военных действий, в которых участвовали мои ровесники. Чувство дискомфорта от того, что я нахожусь вдали от фронта, заставило меня подать рапорт с просьбой о переводе в боевую часть.

В последствии мой рапорт был удовлетворён, и я был направлен в один из авиационных полков Второго Белорусского фронта. В качестве авиационного механика я летал на борту бомбардировщика Пе-2, обычно осуществляя вылеты после 2 часов ночи. Я не вдавался в подробности наших заданий, моя роль заключалась в контроле за техническим состоянием самолета.

Явление Николая Чудотворца

– Помню, как накануне одного из вылетов я лёг отдохнуть и уже начал засыпать, когда вдруг передо мной возник старец. Худощавый, одетый в простую одежду, с добрым и мягким лицом. Особенно я запомнил его маленькую белую бороду. Он наклонился надо мной, взглянул сочувственно своими светлыми глазами и с ободряющей уверенностью сказал:

«Николай, ты получишь тяжёлые ранения. Множество железных осколков вонзится в тебя. Однако ни один из них не достигнет твоей головы, сердца, живота и чувствительных мест. Ты останешься в живых и проживёшь долгую жизнь».

Я мгновенно узнал в пожилом человеке Святителя Николая Чудотворца, он как точно с иконы был, привезенной матерью из деревенского храма.

Прежде чем я смог произнести хоть слово, Святитель Николай встал, отошел, улыбнулся мне и исчез в воздушной дымке, оставив после себя непонятное чувство радости в сердце. 

Спустя несколько часов наш бомбардировщик вместе с остальными самолетами эскадрильи взмыл в ночное небо. Во время обратного полета мы попали под интенсивный обстрел противовоздушной артиллерии противника. Пламя охватило левый двигатель, и мы начали терять высоту. Командир вызвал меня в кабину и сообщил, что наша посадка будет выполнена на нейтрализованной территории и что я должен буду покинуть самолет первым.

Как только самолет спустился на безопасное расстояние от земли, я скинул лестницу и выпрыгнул в снежный сугроб. Встав на ноги, я побежал в указанном командиром направлении, уклоняясь от пулеметного огня. Спустя короткое время, немцы начали обстрел из минометов, и взрывы мин были похожи на вспыхивающие цветы розово-голубого цвета – такой был вид смерти.

Один из взрывов произошел всего в двадцати метрах от меня, и я почувствовал сильный удар землей, но удержался на ногах и продолжил бежать. А дальше не помню…

Очнулся в блиндаже. Рядом со мной сидел красноармеец и ножом пытался распороть мой зимний комбинезон. «Что же ты делаешь!?», — закричал я. Этим комбинезоном я очень дорожил — мне его с трудом подобрали, после долгих поисков. Но, как оказалось, комбинезон был насквозь пропитан кровью, и его пришлось-таки разрезать.

Медбрат, а звали его Сергей, дотащил меня до санчасти. Потом была эвакуация в тыл. В госпитале мне сообщили, что в моем теле сидят 14 осколков от мины.

Пророчество сбылось

– Как и сказал Святитель Николай, жизненно важные органы не пострадали — осколки поразили ноги, руки, и два кусочка металла попали в лицо. В ходе нескольких операций хирурги извлекли девять осколков, а пять оставили. Объяснили: с ними я смогу нормально жить. Железные вериги войны ношу уже шестьдесят пять лет. Слава Богу!

Итак, я провел в больнице пять месяцев и был выписан 6 мая 1945 года. Без малейшего колебания отправился в Саратов, так как стремление продолжить образование в университете было огромным. Передвигался на костылях и, несмотря на трудности, смог добраться до университета, где попросил студентов помочь мне подняться на второй этаж. Войдя в знакомый кабинет, увидел, как декан заочного факультета, Александр Александрович, долгое время смотрел на меня, прежде чем сказать:

«А вот и Лопухов пришел…».

Слезы на моих глазах были быстро высохли, меня напоили чаем. Декан сел возле меня и спросил, желаю ли я продолжить учебу. Я попросил зачислить меня на первый курс из-за забытых знаний, на что он возразил:

«Вы ведь не виноваты в случившемся. Вам не нужна была эта война, она была необходима только Гитлеру!».

В итоге меня зачислили на второй курс.

9 мая я прибыл в деревню к своей предвоенной подруге Ане, которая продолжала работать учительницей. Мои костыли ее не смущали, и я осознал, что она все еще хочет стать моей женой. Ее ничто не смущало, видимо такая у нас действительно настоящая любовь.

Мать молилась за сыновей и все выжили

– После визита к невесте я вернулся в родную деревню Ивановку и рассказал матери о поступлении в университет, а также о встрече со Святителем Николаем Чудотворцем. В ответ она поделилась, что каждый день молилась на коленях перед иконой Николая Угодника за нас, своих детей-воинов. В войну ушли мои братья Иван и Сергей, а также сестра Раиса, но, хоть и раненые, все вернулись домой. Брат Иван даже пережил плен.

В то время по деревням раздавался беспрерывный плач о скорбящих женах, матерях и сестрах, оплакивающих погибших близких. Однако наша семья стала живым примером того, что Господь не оставляет тех, кто искренне молится, кто призывает Его и благодарит за все дарованное.

Молитвенное служение моей матери на протяжении всей её жизни служит мне образцом и наставлением. В период послевоенного восстановления, наполненного тревогой и неопределённостью, духовная устойчивость была необходима, чтобы устоять в вихре происходящих событий. Я обращался в молитвах к Святителю Николаю, как к живому заступнику, искренне надеясь на его помощь и поддержку, и неизменно испытывал её.

Мама Николая ПетровичаМама Николая Петровича

К примеру, моя просьба о завершении университета и последующей работе в области образования, где я бы передавал детям, была услышана. Многие годы я преподавал в школе, а последующие 18 лет отдал работе в Самарском институте повышения квалификации педагогических кадров.

Я молился о мире и благополучии в семейной жизни, и мои молитвы были услышаны — вместе с Анной Николаевной мы провели 64 года в согласии, так и не испытав серьёзных разногласий. Вот такая она живая и настоящая любовь!

Я обращался с просьбой о сохранении физического здоровья, чтобы продолжать служить людям, и мне было даровано здравие. На пороге девяносто первого года жизни я чувствую себя крепким и здоровым, сохранив все свои зубы.

Просьба о жилье в Самаре была исполнена невероятным образом — я приобрёл дом неподалёку от Покровского собора, чего только мог мечтать.

Я просил у Бога и Николая Чудотворца дара какого-нибудь ремесла, и мне были даны таланты художника, столяра, фотографа и писателя. Всё это сопровождалось пониманием, что всякая деятельность должна служить славе Божьей и на благо людей.

Во времена гонений на веру, я тайно посещал храм, скрывая свои религиозные убеждения. Безусловно, я не участвовал в атеистическом воспитании в школьной системе.

Я неизменно обращался в молитвах к Святителю Николаю Чудотворцу. У меня сложилась традиция каждый четверг — день, посвящённый Святителю Николаю и святым Апостолам, — посещать храм. Обычно я зажигаю свечу перед иконой моего Небесного покровителя, благодарю его за его вмешательство в мою жизнь и прошу о трёх благословениях: «Помоги, отче Николай, следовать учению веры, которое ты передал, быть образцом любви и смирения и не забывать наставления воздержания, в которых ты был великим учителем и примером».

Я не скрою своего желания хотя бы ещё раз взглянуть на Святителя Николая. Но всё в руках Божьих.

Вот така удивительная история, целая жизнь, любовь, молитвы, мама и Святитель Николай – Заступник и Чудотворец.

Такие публикации зачастую не популярны из-за тематики, Потому, поделитесь, пожалуйста, этой историей, чтобы нынешнее поколение знало, как прошедшие Великую Отечественную Войну люди сохранили веру, любовь и остались благодарным Богу!

Слава Богу за все!

Другие публикации канала

Старец Иоанн Крестьянкин: пророчества и откровения о России, две встречи с Президентом и простые советы в «сложные времена»Православие.ONE6 июня

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.