darbogu

Явление иконописцу Царя Николая II, который просил передать всем, чтобы сегодня молились ему и страстотерпец в дивеевском небе

0 21

До сих пор есть противники, которые не воспринимают Царскую семью, как святых, но происходили и происходят теперь такие случаи, которые явно указывают на святость страстотерпцев.

Так, 9 февраля 1997 года, в день, когда Церковь чтит память Новомучеников и Исповедников Российских, мир оставила схимонахиня Маргарита, последняя из сестер монастыря в Дивееве, пребывавших там до его закрытия. В тот момент, когда тело усопшей Маргариты и почти одновременно скончавшейся монахини Ольги переносили из Рождественского храма в Троицкий собор через ворота монастыря, в небесах появились два восьмиконечных креста, видимых сквозь облака.

Высокий уровень духовной жизни схимонахини Маргариты был заметен многим. По благословению Божьему она смогла сохранить и передать Церкви многочисленные святыни преподобного Серафима, включая его кровать, рукавицы, вериги, поручи, епитрахиль, и даже чугунок, в котором до сих пор для паломников готовят сухари.

Перед своим уходом из жизни схимонахиня перенесла продолжительное и тяжелое заболевание, часто оказываясь в состоянии забытья.

«За месяц до ее кончины, 9 января», – вспоминает монахиня Екатерина Чернышева, которая ухаживала за ней, – «на третий день после Рождества Христова, матушка Маргарита пришла в сознание и в возбужденном состоянии сказала:

«Я снова в Дивееве. Раньше я была в Арзамасе и даже там», – и она указала на небо, – «Я видела Царя Николая на небесах, в великом величии, к нему стремились все, склонялись и просили прощения».

Она также добавила:

«Он посещал меня и ранее, это случилось в год празднования тысячелетия Крещения Руси, в Вертьянове».

Но эта история довольно известная, а есть другая и ей поделился иконописец Виктор Саулкин из Москвы:

– Будучи верующим православным долгие годы, я не задумывался о судьбе Царственных Мучеников. Однако в 1986 году, во время празднования Покрова Пресвятой Богородицы, после вечернего богослужения, вернувшись в свою комнату в московской коммунальной квартире, я помолился перед причастием Святых Христовых Таин. После чтения установленных молитв я прочел акафист в честь чудотворного образа Пресвятой Богородицы «Скоропослушница», который я особенно чту.

За полночь уже давно миновало, когда я отправился ко сну, продолжая усердно молиться перед иконой Девы Марии. Внезапно в легком дремотном состоянии я заметил, что свет от лампады усиливается и в конечном итоге озаряет всю мою комнату.

Передо мной явился Царь Николай II, мученик, в военной форме русского армейского офицера защитного окраса, с погонами полковника на гимнастерке и фуражкой на голове с достаточно высоким верхом. Сняв свою фуражку, Император предложил мне присесть за стол. Описать ощущения, которые переполняли меня в тот момент, было крайне сложно.

Мой отец, регулярный военный офицер, пилот истребителя, участник Советско-Финской и Великой Отечественной войн, скончался в возрасте сорока трех лет, когда мне было всего четыре года. Видение Императора вызвало во мне чувство глубокой отцовской любви, которое было поистине уникальным.

В то же время, мое сердце наполнилось сыновней преданностью к Императору. Вспоминая эти чувства, я прихожу к пониманию, что отцовская любовь, которую я испытал, была направлена не только ко мне, но и ко всем, кто обращается к нему. И было ясно, что во времена своего земного бытия, Император питал такие же чувства к каждому из своих подданных.

Это ощущение можно охарактеризовать только как "Царь-Батюшка", ведь другие слова не способны полно передать глубину этих эмоций. Я осознаю, что мои слова могут звучать высокопарно, но нет более точного способа описать это непередаваемое чувство.

Глаза Императора сияли необычайной любовью и добротой, излучали теплое внимание, несравненную отцовскую заботу. Такую любовь и такие глаза я не встречал ни в одном другом человеке. И была абсолютная уверенность, что подобная исключительная отцовская любовь и доброта были свойственны Императору во время его земной жизни.

Сев за стол с Императором, я был удостоен долгого разговора, подробности которого мне в настоящее время неизвестны. Однако я ясно помню слова Царя-мученика: «Передай всем: почему вы мне не молитесь? Молитесь сегодня мне!»

Затем, в ходе разговора, я поинтересовался у Императора (точность пересказа моих слов и ответа Царя-мученика основывается на моем воспоминании): "Разве не крайне тяжело и ужасно терять жизнь, когда вокруг тебя убивают твоих детей?"

Император ответил: "С точки зрения земного восприятия, это кажется крайне тяжелым. На деле же это лишь мгновение, и мы все вместе предстали пред лицом Христа".

Слушая эти слова, я почувствовал необычайное утешение и словно увидел всю Царскую Семью, окутанную теплым белым светом, в белоснежных нарядах. Тем не менее, Император дал понять, что реальные события были гораздо ужаснее, чем можно себе представить. И хотя это понимание не выражалось в конкретных словах и деталях, которые я мог бы передать, мое сердце охватила необычайная скорбь и сочувствие.

Я очнулся, обнаружив подушку пропитанной слезами, и слезы продолжали капать из моих глаз. Свет от лампады становился всё более мягким. Я встал на колени перед иконой Пресвятой Богородицы и долго молился о святых Царственных Мучениках.

На следующий день я сообщил своей сестре и всем знакомым, что все слухи, которые распространяются о Императоре, все, что о нем говорят, являются ложью. Во мне возникло ясное и глубокое чувство любви к Царю Николаю II, как к человеку очень близкому и дорогому, с убеждением, что я понимаю его гораздо лучше и глубже, чем многих других людей, с которыми я общался и дружил на протяжении многих лет.

И хотя в жизни я встречал множество замечательных, благородных и добрых людей, мне не доводилось встретить личностей, равных Императору по душевной красоте и благородству. Я хочу еще раз подтвердить свою твердую уверенность в том, что эти качества были свойственны Царю-мученику в его земной жизни.

С тех пор мне не составляет труда говорить о Царственных Мучениках с православными людьми, однако при встрече с противниками святости Императора, я испытываю боль и затруднение, словно мне приходится рассказывать о близком человеке незнакомым людям.

С течением времени я стал делиться словами Царя-Мученика, изречение «Почему вы мне не молитесь?», только с теми, кто оказывался мне родственен духом. Вероятно, за это частично могу винить себя.

Людмила В., на тот момент сотрудница Издательского отдела Московской Патриархии, была скептически настроена по поводу моих слов о том, что я никогда не встречал на земле человека с такими же изумительными, наполненными небесной добротой глазами. Она не поделилась своими сомнениями с окружающими, но на следующий день посетила Литургию в Донском монастыре. В ходе проповеди игумен Даниил неожиданно, без видимых на то причин, заговорил о Царе-страстотерпце.

И он выразился: «И у него были глаза такие, каких больше нет ни у кого на земле!» После чего, пронзительно посмотрев на Людмилу, подчеркнул: «Да, ни у кого нет таких глаз!»

Вот так было.

Слава Богу за все!

Другие публикации канала

Видение в Одессе пособника антихриста на амвоне. Бес кричал в келии монаха, как молится Царь за Русь. Император и двое святых (три случая)Православие.ONE18 мартаВ Киево-Печерской лавре: явление Ильи Муромца и исцеление женщины, чудотворные иконы Богородицы и прозрение слепыхПравославие.ONE17 мартаИзвестный врач и ученый, переживший клиническую смерть, сделал заявление, что загробная жизнь существует и Бог естьПравославие.ONE16 мартаЦарь-Мученник явился в Москве женщине наяву и спас от смерти, а другие дети и Цесаревич Алексей с мечом руках явились злоумышленникамПравославие.ONE14 марта

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.