darbogu

г. Мышкин. Ярославская область. Успенский собор. | Истории храмов России | Дзен

0 23

15 февраля

Главная соборная площадь города (между улицами Никольской и Рыбинской) застраивалась в первой половине XIX века зданиями в стиле классицизма, большинство из которых сохранилось до наших дней и составляет единый архитектурный ансамбль. Его композиционным центром является собор Успения Богоматери, заложенный 15 августа 1805 г. и выстроенный в 1805-1820 гг. по проекту архитектора Иоганеса Манфрини (проект подписан 1805-м годом), на средства горожан и купцов Козьмы Ивановича Дрожденкова и Ивана Андроновича Замяткина. Говорят, мышкинцы захотели, чтобы у них было "всё по-городскому", и собор они желали построить "не хуже, чем у других". Возможно, поэтому разработать проект будущего храма они поручили иностранцу – Иоганесу Манфрини. Выходец из Италии, он, говорят, был ярым русофилом и преданным поклонником русской архитектуры. Строила этот столь величественный собор артель ярославских каменщиков, а помогали в возведении храма, мышкинские мужики, да и не только… Он был заложен как архитектурная доминанта, в соответствии с планом городской застройки 1777 г. — на холме, в центре большой торговой площади, в окружении торговых рядов, домов купцов и дворян. Даже сейчас Успенский собор поражает своими размерами, а в ХIХ веке явно казался "не по чину" такому крошечному городу иметь столь крупный храм. С запада к храму была пристроена небольшая трапезная и трёхъярусная колокольня.

Главная соборная площадь города (между улицами Никольской и Рыбинской) застраивалась в первой половине XIX века зданиями в стиле классицизма, большинство из которых сохранилось до наших дней и...

Почтовые фотокарточки нач. ХХ века, на которых виден Успенский собор.Почтовые фотокарточки нач. ХХ века, на которых виден Успенский собор.Почтовые фотокарточки нач. ХХ века, на которых виден Успенский собор.

Успенский собор на сегодняшний день является вторым по величине из всех уцелевших храмов Верхней Волги после рыбинского Спасо-Преображенского храма. Смелая архитектура, богатое внутреннее и внешнее убранство, искусные росписи внутри сделали собор одним из культовых памятников классического периода Верхневолжья и Ярославщины. Его значимость подтвердило участие в одной из служб в 1866 году цесаревича Александра Александровича (будущего Императора Александра III). Успенский собор в уездном городе Мышкин был выстроен в господствующим тогда стиле классицизма, пятикупольным. Центральная глава — пологий классический купол диаметром 14,2 м, малые главы будто «вырастают» из круглых башенок по углам. Четыре пустотелые колонны обеспечивают прекрасную акустику. Как известно, русские традиции "соборостроения" в больших городах требовали обязательного пятиглавия. Причём независимо от того, было ли возводимое сооружение похоже на "эталон" – Успенский собор Московского кремля. Как ни парадоксально это может показаться, храм близок к незатейливым постройкам с самой простой классической схемой "храм кораблём с ротондой на четверике". Таким, как, скажем, Троицкая церковь в Бологом, пусть даже этот храм 1808 года значительно проще мышкинского – они очень близки типически. Можно отметить, что это – тип отнюдь не городского собора, а небольшого сельского, в лучшем случае усадебного храма. Подчёркивая соборный статус своего творения, Манфрини смело вводит в одноглавую схему… пятиглавие. Архитектор модифицирует конструкцию, вводя по углам цилиндрические объёмы во всю высоту четверика. На них и установлены были боковые главы.

Главная соборная площадь города (между улицами Никольской и Рыбинской) застраивалась в первой половине XIX века зданиями в стиле классицизма, большинство из которых сохранилось до наших дней и...-3

В целом в облике Успенского собора сочетаются строгое соблюдение русских церковных традиций (вплоть до крестообразности в плане) и програмные требования классицизма, такие как чёткая геометрия форм и монументальность сооружения. Ротонда и боковые барабаны сделаны соразмерными, равно как и главы над ними; центральный барабан богато остеклённый, угловые – глухие. Эти последние как бы "вырастают" из дополнительных цилиндрических объёмов по углам четверика – пример осмысленного творчества зодчего в заранее задуманных архитектурной стилистикой рамках. Центральная глава храма фигурная: почти идеальная сфера с перемычкой внизу увенчана подобием "ярославской вазы" под яблоком креста. В отличие от многих классических проектов, стремившихся к минимизации главки, проект архитектора Манфрини изначально предполагал крупную "луковицу". Барабан заниженный, уплощённый, пропорциями перекликающийся с большой ротондой. Окна трапезной как бы "мирят между собой" тройные окна ротонды и ординарные, с циркульным вторым светом, – основного объёма. В нижнем ярусе – вариация на тему тройного проёма, центральное окно – широкое, как у основного объёма (и даже подчёркнутое собственным фронтончиком!), боковые уже и ниже; в верхнем ярусе – полуциркульное окно, характерное для зрелого классицизма, также трёхчастное.

Основной объём храма.Основной объём храма.Основной объём храма.

Интересна сама по себе и апсида собора. Она здесь подчёркнуто развитая, как бы вырастает из дополнительных "цилиндров" северо-восточного и юго-восточного углов, что в целом усложняет восточный фасад. В алтаре многочисленные широкие прямоугольные окна, над ними вторым ярусом идут циркульные – причём сквозные чередуются с ложными. В межоконных проёмах размещены пилястры, дополняющие рисунок колонн северного и южного фасадов. В интерьере собора всё подчинено развитию главного замысла архитектора – максимальному конструктивному и зрительному увеличению пространства внутри грандиозной ротонды. На достижение этого эффекта работают и относительно небольшая, как бы "сокращённая" трапезная, а в антитезу ей – развитая апсида с обширной конкой, как бы дополняющей подкупольное пространство. Снаружи верх здания визуально облегчают окна (тройные "итальянские"), внутри на облегчение и расширение работают медведевские гризайли. Без этой "рисованной архитектуры" простые внутренние конструкции храма смотрелись бы тяжеловесно. Богатое освещение обеспечивают, помимо окон ротонды, многочисленные окна нижнего яруса: у основного объёма, апсиды и низа колокольни это простые прямоугольные проёмы с небольшими циркульными оконцами вторым светом, у трапезной – вновь тройное окно, над ним – трёхчастное полукруглое. Четыре пустотелые колонны по углам четверика не только позволили разместить на них сверху боковые главы, соразмерные центральной, но и обеспечили храму великолепную акустику; таким образом Манфрини "убил двух зайцев одним выстрелом", решив интерьерную задачу за счёт внешнего облика церкви. Отдельно стоит рассказать о потрясающей акустике собора. Продуманная система распространения звука в церкви, действительно, замечательная. Раньше, чтобы добиться такого эффекта, в своды вмуровывали медные трубы. В Успенском же храме акустические трубы были предусмотрены еще на этапе проектирования — речь идет о четырех полых колоннах в храме. Стараясь создать как можно более величественный храм для своего города, мышкинцы немножко "перестарались" – он получился даже слишком большим (высота по главе основного объёма – более 30 метров, диаметр грандиозной ротонды – более 14 метров). Пришлось перестраивать ряд других строений города, "подгоняя" их под заданный масштаб… Внутри собор не менее примечателен: его украшали росписи артели известного в Верхневолжье крепостного художника из села Тейково (ныне Ивановская область) Тимофея Медведева, выполненные в1830-х гг. Используя технику гризайль и приёмы «иллюзорной архитектуры», художники изобразили на гладких внутренних стенах колонны и карнизы, в барабане купола появились пилястры и арки, увенчанные балюстрадой, прочие архитектурные детали и декор. Роспись была так искусна, что подкупольное пространство собора сравнивали с небом. Сцены из Библии и Евангелия были гармонично вплетены в архитектурные элементы росписи. Те же художники написали иконы для одноярусного иконостаса и алтаря. Стремясь достичь эффекта пышного внутреннего убранства храма при минимальных затратах, живописцы использовали технику гризайль, имитируя колонны, карнизы и лепнину. Композиции на темы Священного Писания выполнены в красновато-коричневой гамме и заключены в фигурные рамы. В парусах под центральным куполом помещены традиционные изображения евангелистов, в алтаре – навозаветная Троица, на южной стене – надпись, сообщающая о времени построения храма. На стенах и потоке трапезной расположены ветхозаветные сюжеты: «Моисей жезлом высекает воду из скалы», «Медный змий», «Моисей вручает народу скрижали с заповедями» и др. Мастера этой же артели расписывали Спасо – Преображенский собор в Угличе, Воскресенский собор в Больших Солях. Затем, в 1866 г. в соборе появились цветные витражные окна, живопись была реставрирована мышкинским мастером А. Е. Смирновым . До наших дней она сохранилась частично. 11 Августа 1866 года Мышкин посетил цесаревич Александр (будущий Император Александр III) и был на службе в Успенском соборе (о чем свидетельствует надпись в медальоне на стене храма). Настоятель собора протоиерей о. Иоанн Николаевский после пения многолетия поднес цесаревичу икону святого Александра Невского – его небесного покровителя. Вот какие сведения имеются в историческом труде: «Краткие сведения о монастырях и церквах Ярославской епархии», Ярославль, типография губернской земской управы, 1908 г. В г. Мышкине два отдельных каменных собора. Летний Успенский с одним престолом, построен в 1820 г. Зимний Никольский с тремя престолами: первый – св. Николая Мирликийского, второй – св. благоверных князей Бориса и Глеба и св. благоверного князя Александра Невского. Собор сей построен в 1837 г., приходский, строен тщанием прихожан. Особо чтимая икона Троеручицы Божией Матери, почитается за чудотворную. Одна каменная часовня при Никольском соборе, в саженях 40 от него, построена в 1888 г. При соборе земли пахотной и сенокосной 77 десятины 1398 кв. саж. Три церковные деревянные на каменном фундаменте дома. Церковного капитала в билетах 18 853 руб. Прихожан 1132 муж. пола и 1470 жен. пола. Расстояние деревень от города от полутора до 2,5 верст. При соборе церковно-приходская школа, церковно-приходское попечительство и при нем библиотека. Штатный состав причта: протоиерей, два священника, диакон и три псаломщика. Причтового капитала в процентных бумагах 23 091 руб. 50 к.

Фото автора: (Июль 2010 г.)Фото автора: (Июль 2010 г.)Фото автора: (Июль 2010 г.)Фото: Виталий Ахмедьянов (август 2011 г.)Фото: Виталий Ахмедьянов (август 2011 г.)Фото: Виталий Ахмедьянов (август 2011 г.)

После революции судьба реликвий Успенского собора в Мышкине была печальна. Безбожники хозяйничали и безчинствовали в Успенском храме несколько дней. Срывали со стен иконы, рубили их на куски и бросали в Волгу. Плывущие вниз по течению изуродованные образа являли собой жуткое зрелище. А ведь это были не только "предметы культа", как цинично называли их большевики. Многие иконы принадлежали кисти Тимофея Медведева и его артели, они, как и росписи, были выполнены "в добротной академической манере" и вполне могли считаться хотя бы произведением искусства, будь у новых хозяев Мышкина чуть больше вкуса и образованности. Известно, например, что именно Медведев создавал образа для соборного иконостаса – ни один из них не дошёл до наших дней. За годы небрежения сильно пострадали и медведевские фрески, всегда привлекавшие внимание специалистов как филигранной, слегка "итальянизирующей" техникой, так и достаточно своеобразной, если не сказать смелой, художественной трактовкой образов Священного Писания. Участь соборных колоколов тоже была печальна; по всей стране их отправляли на переплавку. Мышкинские же варвары просто низвергли их с колокольни и разбили их вдребезги. Бессмысленное уничтожение всего, которое хоть как-то напоминало о "прошлой" жизни… Когда уже в наши дни взялись за восстановление Успенского собора, в него привезли добротный иконостас из села Николо-Топор – тамошняя церковь, увы, находилась тогда в аварийном состоянии, но иконостас был в хорошем состоянии. Судя по стилистике, он был сооружён предположительно в 1880-е годы. Привезли в главный городской храм и иконы. Некоторые были написаны современными мастерами, но были и старинные образа в массивных ризах. Среди них особенно выделялась икона Божией Матери "Всех скорбящих радость". Издавна этот образ был почитаем на Руси, а особенно с тех пор, как в 1643 году прославился благодаря чудесному исцелению сестры тогдашнего патриарха Иоакима – Евфимии. В 1929 году на колокольне соорудили водонапорную башню, а здание собора отдали под склад. Долгие годы здесь размещался склад льна, позднее — продуктовый склад. В 1986 году "посёлок Мышкино" (всё ещё с унизительными для местных жителей буквами "п" и "о") включили в список исторических населённых мест РСФСР. Через пять лет вернули городской статус. В том же, 1991-м году, местные власти здание собора передали Ярославской Епархии РПЦ. Параллельно с мая по октябрь стали проводится службы (собор летний, без отопления). Восстановление длится по сей день, практически столько же, сколько собор в свое время (в ХIХ веке) строился! Объясняется это не столько объемом работ, сколько финансовыми сложностями. Впрочем, и объем — тот еще: специалистам приходилось проверять всю кладку, вынимать испорченные временем кирпичи, заменяя их новыми. В процессе такой перекладки купол собора «просел», стал на два метра ниже! Основные работы по восстановлению храма завершились в 2009 г., однако много что ещё требует восстановления, да и необходимые поновления фасадов, сейчас бы храму не помешали. В 2005 году один из ярусов колокольни был отдан под древлехранилище: здесь можно увидеть подлинные церковные облачения и фрагменты деталей интерьера собора. В сентябре 2010 г. собор посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в рамках торжеств в честь 1000-летия Ярославля и передал в дар Тихвинскую икону Пресвятой Богородицы. Нынешний иконостас привезен из полуразрушенной церкви Николая Чудотворца села Никола-Топор 1854 года (находится в 42 км. от Мышкина). Восстановлена винтовая лестница, поднявшись по которой на колокольню, туристы могут полюбоваться панорамой города, потрясающими видами на Юхоть и Волгу, далекие лесные массивы.

Главная соборная площадь города (между улицами Никольской и Рыбинской) застраивалась в первой половине XIX века зданиями в стиле классицизма, большинство из которых сохранилось до наших дней и...-7Главная соборная площадь города (между улицами Никольской и Рыбинской) застраивалась в первой половине XIX века зданиями в стиле классицизма, большинство из которых сохранилось до наших дней и...-8Фото сделаны автором статьи в марте 2016 г.Фото сделаны автором статьи в марте 2016 г.Фото сделаны автором статьи в марте 2016 г.

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.