darbogu

МОСКОВСКИЙ ЗЛАТОУСТОВСКИЙ МОНАСТЫРЬ (1412–1937)

0 54

На старых улицах Москвы так легко потеряться во времени, стоит только вспомнить историю, всмотреться в лица зданий, призвать на помощь воображение. Жаль, что многого уже нет. Но так ли оно безвозвратно утеряно, если есть память и желание помнить и знать? Потому и не забыт один из древнейших монастырей столицы – Златоустовский монастырь.

Н. Досекин. «Вид на Златоустинский монастырь» Н. Досекин. «Вид на Златоустинский монастырь»

Свернув с одной из самых аристократических улиц – Мясницкой, бывшей царской дороги Петра I, ступаешь в Большой Златоустинский переулок и волшебным образом оказываешься вне града Московского. При этом Кремль совсем рядом. А переулка еще нет и в помине. Земли эти лежали на пересечении Переяславской дороги, по которой великий князь Иван I Калита ездил в Орду, и Стромынского тракта – участка древнейшей дороги на Владимир и Суздаль, позднее ставшей торговой. И было это за несколько веков до того, как здесь возникли слободы царских мясников и огородников, имевших, как и положено, свои домовые церкви.

Впрочем, так было много столетий назад. Известные сегодня Большой и Малый Златоустинские переулки возникли только в XVIII веке. Дома, стоящие здесь, помнят многое и многих: генерал-адмирала Ф. Апраксина и контр-адмирала И. Муханова, князей Барятинских и Голицыных, зодчего Ф. Казакова, подполковника А. Скрябина (деда композитора и пианиста А. Скрябина), купцов и предпринимателей М. Кузнецова, Н. Стахеева, Е. Зазулина, И. Баева, П. Хвощинского и других. Малый Златоустинский переулок, который казался немного проще Большого, был известен архитектурной школой Казакова, богадельней, усадьбами, лавками да харчевнями. Центром этого квартала являлся монастырь святителя Иоанна Златоуста. От него и пошли названия переулков. Рядом с обителью жили, работали и существовали все его «соседи».

Храм Иоанна Златоустого

В начале XV века за чертой Белого города, там, где шли дороги Переяславская и Стромынка, находился древний посад. В нем стоял деревянный храм, возведенный в конце XIV века в честь святителя Иоанна Златоуста. Возможно, его построили богатые новгородские купцы (гости), торговавшие с другими странами. Этих купцов называли сурожане, и вели они торговлю с Византией, итальянскими городами, Турцией через крымский Сурож (ныне город Судак). Торговыми эти места были всегда. Недаром при археологических раскопках здесь были найдены артефакты, связанные с торговой жизнью города, начиная со Средних веков. Среди находок – немецкая свинцовая пломба конца XV века, что использовалась для маркировки текстиля. Интересен и латунный жетон 1858 года, служивший разрешением на торговлю.

К Златоустовской церкви приходили монахи, им полюбился и храм, и тихое место вблизи Кремля. Так возникла обитель.

Монастырь Иоанна Златоустого вне града Москвы

Первые сведения о монастыре, встречаемые в летописях, относятся к 1412 году. Это самое раннее упоминание, связанное с посвящением святителю Иоанну Златоусту в Москве. В записи говорилось о кончине и захоронении в Златоустовском монастыре архидиакона Иоакима, правой руки новгородского архиерея Иоанна, который ехал на встречу с митрополитом Фотием.

Можно предположить, что обитель разрасталась, привлекая все больше богомольцев. Но конец XV века стал для монастыря временем мрачным и печальным: он пришел в упадок. Сложно предположить, какой была бы судьба Златоустовского монастыря, если бы великий князь Иван III Васильевич не обратил на него внимание. Ведь монастырь был назван в честь его Небесного покровителя. Княжескими стараниями Златоустовский монастырь стал возвышаться и процветать. В 1478 году великий князь перевел монастырь под юрисдикцию Московского управления и учредил в нем игуменство.

В это же время старенький деревянный храм, давший начало обители, был разобран и перенесен в великокняжеский Покровский монастырь в Старых Садех. Вместо него в 1479 году выстроили собор во имя святого Иоанна Златоуста: каменный, пятиглавый – прекрасная работа лучших псковских мастеров. Появилась и небольшая придельная церковь в честь святого апостола Тимофея. Оба храма составляли единый архитектурный ансамбль.

В XVI веке карта Москвы меняется, и монастырь становится не просто городским, а сторожевым: одним из тех, что прикрывает московский посад. В 1571 году хан Девлет-Гирей совершил военный поход на Русь. Правитель крымского ханства подошел к Москве. В посадах шли бои, что привело к сильным пожарам, которым способствовала жаркая сухая погода и ветер. Татары поджигали храмы и монастыри, разоряли усадьбы. Пылали деревянные постройки, рушились каменные, с церквей падали раскаленные в огне колокола. В результате город сгорел, многие погибли или были взяты в плен. Выстоял только каменный Кремль. Сгорел и Златоустовский монастырь. Иван IV повелел восстановить сожженную Москву, для чего были приглашены ремесленники и купцы из других городов, были отменены налоги и введена беспошлинная торговля, изданы полицейские распоряжения относительно пожаров. Через четыре года появилась и новая каменная стена вокруг Москвы. Очевидно, что шло восстановление московских храмов и монастырей. И обитель в честь святого Иоанна Златоуста продолжила свою жизнь на прежнем намоленном месте.

Но впереди было новое испытание: с 21 сентября 1610 года по 7 ноября 1612 года длилась польско-литовская оккупация. 19 марта 1611 года вспыхнуло Московское восстание. Город вновь был в огне, терял людей и свои исторические сокровища. Поляки разграбили и Златоустовский монастырь. Однако всего через два года его восстановили.

В конце XVI века в обители возводится зимний Троицкий храм с приделом Спаса Нерукотворного. Средства на него выделяет думный дворянин и наместник суздальский Василий Григорьевич Зузин. В XVII веке он выделяет деньги на трапезную церковь во имя Нерукотворного образа Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

Благодаря князю Федору Барятинскому в 1660–1633 годах в монастыре заново отстроили главный собор святителя Иоанна Златоуста на месте возведенного в XV веке. Монументальное здание храма украшали пять куполов, расположенные с трех сторон галереи, колонны, большие окна с наличниками. В его архитектурном облике угадывались черты Успенского собора Кремля. В 1700 (по другим данным в 1666) году собор пережил капитальное обновление, в результате чего настолько изменился, что даже казался вновь отстроенным.

Монастырская территория граничила с усадьбой Апраксиных. В давние времена предок этого знатного рода, выходец из Золотой Орды, прибыл на службу к Ивану III и принял святое крещение с именем Иоанн. Так что у всех Апраксиных было благоговейное отношение к святителю Иоанну Златоусту и монастырю, носящему его имя. Апраксины многое сделали для обители. Усердием и щедростью представителей этой фамилии в Златоустовском монастыре были построены храмы: во имя великомученика Феодора Стратилата с шатровой колокольней, стоявший к северу от собора Иоанна Златоуста; святого мученика Василиска, имя которого связано с последними днями святителя Иоанна Златоуста. Церковь, имевшая два придела – священномученика Корнилия и святого мученика Конона градаря, – возникла в 1632 году на месте трапезного храма. Расходы на строительство и приобретение утвари взяли на себя Конон, Петр, Андрей и Никита Апраксины. Посвящение храма святому Василиску было связано с тем фактом, что в роду Апраксиных были нареченные этим именем. Но в 1660 году храм сгорел во время пожара в монастыре. Через три года на его месте поставили храм Спаса Нерукотворного образа.

В 1713 году была отстроена и церковь Благовещения Пресвятой Богородицы вместо сгоревшего в 1660 году Покровского храма, также возведенного на средства этой семьи и располагавшегося к югу от главного собора монастыря. Благовещенский храм стал родовой усыпальницей Апраксиных. Строительные материалы (бут, кирпич, известь) пожертвовала сестра одного из создателей армейского флота, сподвижника Петра I, друга его юности генерал-адмирала Ф. М. Апраксина, царица Марфа – вдова царя Федора Алексеевича. Известно, что одним из даров Ф. М. Апраксина любимому монастырю было медное паникадило с надписями на латинском и шведском языках в память о его участии в Северной войне.

Возвышение Златоустовского монастыря

В 1706 году в Златоустовском монастыре была учреждена архимандрия, о чем Ф. М. Апраксин лично просил царя Петра I. Управление архимандритом изменяло в том числе и финансовое положение обители. Монастырю назначили жалованье. В его стенах было разрешено хоронить знатных людей Отечества. Там были погребены Барятинские, Вельяминовы, Засекины, Кучумовичи, Матюшкины, Пронские, Румянцевы, Стрешневы, Хилковы, Урусовы и другие представители славных фамилий России. Все они посещали храмы монастыря и были щедрыми дарителями.

Храм святителя Иоанна Златоуста Храм святителя Иоанна Златоуста

В 1710 году у Златоустовской обители появились свои вотчины. Положение монастыря становилось как никогда прочным. Росла и его известность за пределами Москвы.

В 1736 году в монастыре возвели храм святого мученика Иоанна Воина. Средства на это выделил комнатный стольник Иоанна Алексеевича Иван Петрович Матюшкин. Церковь пострадала при пожаре 1737 года, пережила ремонт, но в 1811 году ее уже не было. На месте храма, в его алтарной части, вырос дуб.

Троицкий пожар 1737 года

В мае, на праздник святой Троицы, по случайности, от копеечной свечи от дома купца Милославского на Знаменке в Москве разразился страшный пожар, вошедший в историю как Троицкий, или Великий. Горели Кремль, Верхние и Нижние царские сады по берегу реки. Звонница Ивана Великого теряла колокола. Горели Белый и Земляной город. Огонь гулял по Знаменке, Волхонке, Китай-городу… Горела Москва.

Сгорел и Златоустовский монастырь. И вновь стал восстанавливаться. Средства на его восстановление пожертвовала императрица Анна Иоанновна, затем императрица Елизавета Петровна и, конечно же, частные лица. 2000 рублей, внесенных в казну монастыря Елизаветой Петровной, пошли на строительство надвратного храма во имя пророка Захарии и праведной Елисаветы, возведенного по проекту архитектора И. Ф. Мичурина в 1742 году.

Была построена заново и Троицкая церковь: придел во имя Нерукотворного Спаса переосвятили в честь недавно канонизированного святителя Димитрия, митрополита Ростовского. В 1746 году Мичурин вновь получил от императрицы задание: представить проект новой красивой колокольни, которая заменит старую. Колокольня появилась, но на другом месте: восточнее главного собора во имя святого Иоанна Златоуста и ближе к трапезной Троицкой церкви. Обе постройки Мичурина, храм святых Захарии и Елисаветы и колокольня, были возведены в стиле барокко. На паперти этого храма находилась икона Божией матери «Знамение», которая после 1848 года стала считаться чудотворной.

В 1764 году Екатерина II провела секуляризационную реформу, лишавшую монастыри имущества и земель, а также определявшую содержание из казны монастырей, приходских церквей и епархиальных кафедр. Согласно богатству и знатности, штатные обители подразделялись на классы. Монастырь в честь святого Иоанна Златоуста стал третьеклассным. В годы правления императора Павла I, с 1796 по 1801 год, жалованье обители составляло 1460 рублей.

С конца XVIII века московский Златоустовский монастырь был единственным в Российской империи, названным в честь святителя.

Война 1812 года и после нее

Во время пожара, охватившего Москву в 1812 году, монастырь не пострадал, но не избежал разорения французами, которые остановились в нем на постой. Хотя ризница и основные ценности давно покинули обитель благодаря архимандриту Лаврентию, который успел вывезти их в Вологду. Покинули монастырь и монахи. Монастырская жизнь наладилась только в 1816 году. Спустя пять лет обитель пережила затопление. Сильные дожди стали причиной выхода из берегов пруда и вод подземных ключей.

В дальнейшем жизнь монастыря текла размеренно. В 1821 году в Троицкой церкви появился новый придел святителя Иннокентия Иркутского. Дело в том, что этот придел был устроен стараниями купцов из Сибири. Большие средства пожертвовал купец Д. П. Шапошников. В следующие десятилетия храм не только обновлялся, но и украшался. Так в 1832–1834 годах в нем появился новый иконостас, созданием которого занимался архитектор О. И. Бове.

Чудотворная икона Божией Матери «Знамение»

В 1848 году в Москве вспыхнула эпидемия холеры. На паперти Троицкого храма находилась икона Божией Матери «Знамение», которая считалась чудотворной благодаря случаю исцеления больного холерой. Этим человеком был купец из Замоскворечья Иродион Воробьев, прихожанин церкви святой Екатерины на Ордынке. В то время, когда он лежал в тяжелой болезни, он увидел себя входящим в монастырь святителя Иоанна Златоуста и подошел к паперти Троицкого храма. Рядом были монах и послушник, будто бы занятые освящением чего-то. Иродион поднял глаза к небу и увидел образ «Знамение», отчего на душе стало светло и спокойно. Он подошел к нему приложиться. Неожиданно Богоматерь произнесла его имя и протянула ему сосуд, который следовало передать послушнику. Младенец на иконе улыбался.

Пробудившись и вспомнив свой необычный сон, 60-летний купец почувствовал, что болезнь отступила. 17 февраля он решил пойти в монастырь на вечернюю службу и вдруг вспомнил, что не был в нем уже лет тридцать. В монастыре на паперти Троицкой церкви он увидел ту самую икону из своего тонкого сна. В сильном волнении он рассказал о себе и своем исцелении.

3 марта образ был перенесен в Троицкий храм. Перед ним совершили молебен с водоосвящением и чтением акафиста Пресвятой Богородице. С этого времени икона стала находиться в приделе святителя Иннокентия Иркутского. По желанию Воробьева образ был украшен драгоценной ризой. Кроме того, купец выделил средства на ремонт храма и подарил ему церковную утварь. В 1865 году образ перенесли в главный собор, а для Троицкой церкви написали список.

Согласно монастырской летописи, только в 1848 году по молитвам перед этой иконой исцеление получили восемь человек. К чудотворной иконе, которая стала называться «Знамение» Златоустовская, потянулись болящие и странники. Для них устроили специальное помещение, где можно было отдохнуть и получить пищу. Судьба этой иконы до сих пор неизвестна.

ХХ век

В начале ХХ века Златоустовский монастырь впечатлял своей красотой, спокойным величием и особой душевностью, которой обладают места с долгой историей, славными именами и непрестанными молитвами. В обители были Святые врата с храмом праведных Захарии и Елисаветы, главный собор святителя Иоанна Златоуста, церкви Благовещения Пресвятой Богородицы и Живоначальной Троицы, колокольня, братские корпуса и хозяйственные постройки, церковно-приходская школа, сад, доходный дом.

Но после 1917 года многие здания в Большом и Малом Златоустинских переулках были приспособлены под учреждения и жилье, многие просто снесены. Но атмосфера старой Москвы и присутствия монастыря оставалась и остается.

В 1918 году Златоустовский монастырь переоформили в приход, до 1928 года там еще совершались богослужения. Затем собор передали общине обновленцев. А через три года, в 1931 году, собор закрыли по постановлению Моссовета.

С 1920-х годов страну охватила волна переименования улиц. Так новая власть уничтожала ненавистное революционному духу церковно-дворянское прошлое. Не обошла эта беда и Златоустинские переулки, которые стали Комсомольскими. Причина переименования была по тем временам серьезной: комсомол считался помощником компартии. В 1930-е годы в одном из зданий переулка располагался ЦК ВЛКСМ. В 1935 году комсомольцы переехали в новое здание на Маросейке, а название осталось. Кстати, один из келейных корпусов планировалось отдать под клуб Бауманского райкома ВЛКСМ.

В Комсомольских переулках находился Златоустовский монастырь. И это создавало большое противоречие, с которым всячески боролись. Одни его здания становились коммунальными квартирами, другие – постепенно разрушались, чтобы освободить место под новое строительство. Новые дома получали номера разрушенных монастырских зданий. В 1934 году был сдан дом в семь этажей в стиле конструктивизма для работников Наркомата внутренних дел. Одними из жильцов дома стали писатель А. Фадеев и драматург А. Афиногенов. Перед домом – трехэтажное здание, общеблок, соединявшийся переходом с жилым домом. На крыше блока – ведомственный распределитель товаров народного потребления. Рядом с домом красовалось здание детского сада для детей работников НКВД, построенное на месте Троицкой церкви и монастырского сада.

В одной части монастырских ворот, уже потерявших надвратную церковь, открыли магазин с нехитрой вывеской «Молоко, яйца, масло». Над входом во вторую часть осталась надпись «Часовня».

К 1937 году монастырь варварски уничтожили. На его месте возник жилой квартал. Но все еще стояла колокольня.

Молитвенный страж монастыря

В момент закрытия Златоустовского монастыря в нем жили 11 человек братии. После разрушения зданий им пришлось покинуть обитель. Но иеромонах Пахомий (Павел Акимович Туркевич), с 1915 года бывший духовником Златоустовского монастыря, решил иначе и поселился в келье в колокольне, где и прожил до 1937 года. Вот почему этот год и считается временем закрытия этой древней обители. 21 октября отец Пахомий был расстрелян на Бутовском полигоне. Во время его ареста и проведения обыска в келье были найдены потир и лжица – значит, иеромонах Пахомий тайно совершал богослужения в домах.

В 1937 году были убиты и впоследствии канонизированы четыре настоятеля и насельника Златоустовского монастыря: священномученик Петр, митрополит Крутицкий (Полянский); священноисповедник Феодосий (Ганицкий), епископ Коломенский – последний настоятель обители; преподобномученик Рафаил (Тюпин); преподобномученик Пахомий (Туркевич). В 1938 году колокольню разрушили.

Бесценное наследие

Сегодня наследие монастыря собирается по крупицам. В Малом Златоустинском переулке сохранился лишь двухэтажный келейный корпус, построенный в 1862 году. Он находится по адресу Малый Златоустинский переулок, дом 5. Есть и фрагмент монастырской ограды с декоративной башенкой. Конечно, это крохи по сравнению с монастырем, когда-то занимавшим большую территорию. Существует неполный монастырский архив и фонды (в настоящее время оцифрованные), а также фотографии, сделанные до Октябрьского переворота.

К счастью, уцелела икона великомученика Димитрия Солунского, которая в 1935 году была передана в Антирелигиозный музей, а затем – в Третьяковскую галерею. В музее Андрея Рублева хранится монастырский синодик-помянник XVII века, в Музеях Московского Кремля – храмовая икона святителя Иоанна Златоуста и облачения священников.

В 2011 году, кажется, свершилось настоящее чудо, хотя все начиналось вполне буднично – с ремонта теплотрассы. Рабочими был обнаружен 21 артефакт XVII–XVIII веков, в том числе фрагменты шести древних белокаменных надгробий, два саркофага (один из них с захоронением), две крышки саркофагов. Рядом с домом, в котором жили работники НКВД, земля обнажила остатки каменной постройки на бутовом фундаменте.

В бывшем келейном корпусе началась новая жизнь. Здание было передано храму Космы и Дамиана на Маросейке, в нем сегодня находится дом причта. Был создан «Центр по изучению истории и наследия Московского Златоустовского монастыря», и в нем находятся иконы Златоустовских святых.

Жизнь продолжается. Написаны новые иконы: «Знамение» и святого Иоанна Златоуста, Небесного покровителя обители. Верится, что в скором будущем мы откроем и другие страницы истории Златоустовского монастыря.

Ольга Сокиркина

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.