darbogu

ХРАМ ИЗ ГОСУДАРЕВА САДА

0 17

Церковь Софии Премудрости Божией в Средних Набережных Садовниках

Правый берег Москвы-реки. Замоскворечье. Золотой остров и Софийская набережная. Старая Москва, о сохранении которой так болит сердце. Из линии домов, стоящих на набережной, вырывается и возносится в небо колокольня дивной красоты. Ее гордый полет в московское небо кажется чудом. В колокольне ворота, войдя в которые попадаешь в уютный дворик, где находится храм Софии Премудрости Божией. В маленьких клумбах цветут цветы, напоминая нам о прекрасном Государевом саде. В нем и стояла эта древняя церковь.

Софийская набережная Софийская набережная

Государев сад

Где же твои царские сады, Москва? Зеленые сады, окруженные расписными решетками. Сады с фруктами, ягодами, часто диковинными, лекарственными травами и цветами. Как и многие другие реалии московского быта, они ушли в прошлое. Но память об одной из них и сегодня хранит название набережной, улицы и моста – Садовнические.

Со времен Ивана III за стенами Кремля, на противоположной стороне Москвы-реки рос большой и красивый «Государев сад в Замоскворечье». Замоскворечье, а сначала Заречье, – это остров, который имел разные названия: Балчуг, Садовники, Болотный остров, Кремлевский, Золотой, Безымянный. В этих названиях скрыты все причуды истории. Остров, постоянно затопляемый разливами реки, был болотистым и не очень пригодным для жизни, поэтому здесь селились бедные крестьяне. Но пожар 1493 года многое изменил в планировке города и прилегающих к нему территорий. В Заречье запретили строить жилые дома, а вот землям, лежащим под взглядом Кремля на левом берегу Москвы-реки, следовало придать какой-то приятный вид. Идея разбивки сада стала самой удачной. Новый Государев сад зазеленел, зацвел и, возможно, порадовал плодами уже в 1495 году. Но по задумке царя была у сада и еще одна миссия: стать защитой Кремля от частых пожаров.

Государев сад, не единственный, а один из многих, хорошо просматривался из Кремля. Это было важно для государевой семьи, которая любила осматривать московские окрестности с красивым садом и показывать столь дивный пейзаж заграничным гостям.

Но сад надо было «строить». А это не совсем государево дело, поэтому на берегу реки поселились люди, обслуживающие сады. Так в XVI веке появились три слободы – Верхние, Средние и Нижние Садовники. Сначала садовники поселились ближе к Устинскому мосту, о чем осталась память – улица Садовническая. Во второй половине XVII века в слободах насчитывалось более 400 дворов, находившихся уже непосредственно у сада. По соседству с садовниками жили стрельцы, кадаши (ткачи), монетчики, толмачи (переводчики), кожевники, кузнецы.

Изображения и описания прекрасных садовых мест Замоскворечья остались в «Лицевом летописном своде» XVI века и на планах города конца XVI–XVII веков: «Петровом чертеже», «Годуновом чертеже», «Сигизмундовом плане», «Плане М. Мериана» и, наконец, «Плане Адама Олеария». План 1656 года, составленный А. Олеарием, немецким путешественником, ориенталистом, географом, историком, физиком, математиком, довольно четкий и представляет Государев сад как умело организованное пространство – крест на крест расположенные аллеи, куртины (клумбы), прямоугольные грядки. Интересно и то, что только на плане Олеария указан храм Святой Софии, расположенный в центре сада. К этому участку Государева сада с тыльной стороны примыкала слобода Средние Садовники, что и дало название церкви Святой Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках. Но и храм изменил топонимику города: позднее появилась Софийская набережная, что сегодня тянется от улицы Серафимовича до улицы Балчуг.

Из кн.: Планы Москвы и карты Московии Из кн.: Планы Москвы и карты Московии

Конечно же, этот Государев сад был не единственным, ведь только в 1702 году царственная семья владела 52 садами в Москве и за ее чертой. Но уже не было Государева сада, сгоревшего в 1701 году. А вот храм, Божией милостью, сохранился. И при нем были сад и огород священнослужителей этой церкви.

Большой пожар 1701 года. Прощание с садом

В июле 1701 года загорелся Кремль. Пожар занялся на Новоспасском подворье и распространился по Кремлю. Огонь сметал все на своем пути, уничтожил все деревянные строения, не пощадил государевы хоромы, дом патриарха и монастыри. Пострадал даже колокол на колокольне Ивана Великого. Затем пожар перекинулся на Садовническую слободу. Горело все, включая торговые ряды и плоты на реке. Государев сад, в котором находились и палаты царя, выгорел. Остался только храм Софии Премудрости Божией. Эта информация содержалась в письме Петра I своему сподвижнику графу Федору Матвеевичу Апраксину.

Так закончилось прекрасное время уникального сада. На смену ему пришли другие времена, которые были в духе царя-реформатора и интересах государства. Близость реки стала решающей для строительства мануфактур. Появился Суконный двор близ Большого Каменного моста, где производилась ткань для армии. Изменились дома и люди, жившие здесь. Символично, что одним из них стал промышленник Н. Н. Демидов: в 1752 году его дом находился в приходе храма Софии Премудрости Божией. В церковь стали ходить купцы и промышленники, среди прочего прося и удачи в делах. Среди прихожан были не только деловые люди. Одним из них, очевидно, был и Василий Баженов, участок земли которого в 1773–1776 годах находился слева от церкви Софии Премудрости Божией.

Петр I, в отличие от своего отца Алексея Михайловича Романова, никогда не был страстным огородником. При этом именно Петр Алексеевич изменил традиционное назначение садов, придал им увеселительный характер и способствовал возведению садоводства в искусство.

Церковь Святой Софии

Деревянный храм Святой Софии в Заречье, на острове, существовал еще в 1493 году. Данный факт указывает на то, что изначально он не строился садовниками как слободской. Интересно, что его посвящение Софии Премудрости Божией, возможно, связано с поселением новгородцев. Как известно, главным храмом Великого Новгорода и его духовным центром всегда был собор Святой Софии, возведенный в 1045–1050 годах. По другой версии, возведение храма Святой Софии на острове Балчуг связано с походом Ивана III на Новгородское княжество в 1471 году и посвящено победе на озере Ильмень и реке Шелони.

Возможно, первый храм стоял западнее второго, каменного, ближе к знаменитому дому на улице Серафимовича. Что касается перестройки храма, то сначала возвели одноглавую церковь. В 1672 году она еще деревянная, а в 1682 году уже каменная, пятиглавая, в кокошниках и изразцах и с тем же посвящением. Каменный храм строили жители слободы садовников и уже как приходской. В нем было два придела: известный с 1722 года придел апостола Андрея Первозванного и освященный в 1757 году придел святителя Димитрия Ростовского, которые позднее упразднили. В западной части храма была шатровая колокольня.

Во время пожаров войны 1812 года деревянные постройки вокруг церкви сгорели. Софийский храм получил незначительные повреждения, о чем было написано в ведомости о состоянии московских храмов. При этом были отмечены провалы в крыше, утраты в главной церкви и ее приделах. Указывалось, что целы иконостасы, иконы, одежды, книги для священнослужения. 11 декабря был освящен придел апостола Андрея Первозванного, где 15 декабря был совершен благодарственный молебен, посвященный победе над Наполеоном.

Северный фасад церкви Софии Премудрости Божией. 12 апреля 2010 г. Фото: О. Шуров Северный фасад церкви Софии Премудрости Божией. 12 апреля 2010 г. Фото: О. Шуров

В последнее десятилетие XIX века у храма появилась новая просторная трапезная, большие окна которой по фасаду украшают остроконечные наличники в псевдорусском стиле. Автором проекта выступил архитектор Виктор Иванович Веригин, автор многих церковных и гражданских построек в Москве и Подмосковье. Виктор Иванович занимался возведением трапезной Софийского храма с 1888 по 1893 год. Средства на строительство выделил Павел Иванович Харитоненко, крупнейший землевладелец и сахарозаводчик России, владелец богатейшей коллекции русских икон. Члены его многочисленной семьи являлись прихожанами этой церкви. В 1894–1900 годах Павел Иванович был старостой храма.

Райские птицы Софийского храма

Полукруглые закомары церкви Святой Софии украшены одиночными изразцами лазоревого цвета. На каждом из них яркая птица, какую обычно называют райской. Красные, белые, желтые, синие птицы! Головы одних повернуты к цветам. Их разноцветные крылья сложены, клювы открыты. Возможно, так художник хотел показать, как сладко они поют, сидя на ветках диковинных растений. Крылья других птиц подняты, словно они только что прилетели, чтобы полакомиться сочными ягодами, напоминающими малину и ежевику. Так прекрасные изразцы создают образ райского сада и напоминают нам о Государевом саде, где трудились искусные садовники.

В Государев сад, конечно же, слетались птицы. Здесь струилась вода в 144 фонтанах. Это было символичное число: такова высота стен Небесного Иерусалима – 144 локтя, и таково число избранных – 144 тысячи праведников, записанных в Книге жизни у Христа. А рядом текла и течет Москва-река, река жизни.

Закомары церкви Святой Софии с изразцами Закомары церкви Святой Софии с изразцами

Храм Святой Софии изменил топонимику города: появилась Софийская набережная, которую создали в 1830–1840 годах по проекту А. И. Дельвига и Н. И. Яншина. Длина набережной, как писал Сытин, составляла 920 метров, она была вымощена булыжником и освещалась керосиновыми фонарями.

Монументальную, выходящую на набережную колокольню храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках возвели позднее, в 1862–1868 годах. К этому времени старая колокольня пришла в ветхость, поэтому весной 1862 года протоиерей Александр Нечаев и церковный староста Н. Г. Котов обратились к митрополиту Московскому Филарету с просьбой о строительстве новой колокольни. Просьба была удовлетворена.

Колокольня оказалась необычной и в замысле архитектора Н. И. Козловского, и своем воплощении. Потрясала ее высота: она стала первым высотным зданием в центре Москвы после строительства храма Христа Спасителя в 1859 году. Впечатляла и изысканная архитектура в русско-византийском стиле. Все это подчинялось идее создания архитектурного ансамбля в единстве с башнями Кремля и колокольней Ивана Великого. В этом проявилась утерянная связь легендарного места в Заречье с Кремлем – та, что связывала его с Государевым садом. Под стенами Кремля, под взором государей и заморских гостей все должно быть русским, московским и прекрасным. Замоскворечье и через века вторило Кремлю.

Под колокольней, увенчанной шатром с главкой и крестом, построили въездные ворота, по сторонам – флигели. В одном из них должна была расположиться церковь в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Существует легенда, что средства на икону выделил промышленник Харитоненко в благодарность за исцеление дочери после молитв у этой иконы. Имя и отчество благотворителя история не сохранила. Известно лишь, что это был другой Харитоненко, то есть не Павел Иванович. При этом деньги на строительство храма в колокольне жертвовал купец Котов, двор которого располагался по адресу Софийская набережная, 12. Именно эту землю с постройками купил Густав Лист и в 1863 году открыл на ней механический завод.

Храм разместился на втором ярусе колокольни, что было вполне обосновано: ведь во время весеннего разлива Москва-река затапливала набережную и находящиеся на ней строения. На третьем ярусе, представляющем восьмерик, разместились колокола.

Колокольня церкви Святой СофииКолокольня церкви Святой Софии

После появления на Софийской набережной величественной колокольни заговорили о том, что она и маленький храм Святой Софии не могут составить гармоничный архитектурный ансамбль. Появилось желание перестроить церковь. Однако участок земли, на котором расположились храм с принадлежащими ему постройками и колокольня, был небольшим и к тому же вытянутым вдоль между рекой и обводным каналом. Расширить церковную территорию не представлялось возможным. Таково было мнение архитектурной комиссии, поэтому от идеи строительства отказались и древний храм был сохранен.

Храм Софии Премудрости Божией и колокольня пережили наводнение апреля 1908 года. В церкви вода тогда поднялась на один метр, отчего пострадали иконостас, облачения и прочее церковное имущество. С этой бедой справились терпением и трудами. Через десять лет пришла другая стихия, с которой не сравнятся никакие природные катаклизмы. В 1918 году, а потом и в 1922 году прошла конфискация капитала храма и изъятие ценностей. Богатые серебряные оклады икон и другие священные предметы шли как лом – на вес, что глубоко оскорбляло чувства верующих.

Солнце сквозь тучи

Но и в столь хмурое время сквозь тучи пробивались солнечные лучи. Софийский храм еще не был закрыт новой властью, службы продолжались. В 1923 году в храм пришел новый настоятель – молодой священник, иерей Александр Андреев, который до этого в течение двух лет служил в церкви Воскресения Христова в Кадашах. Его путь начался в 1919 году в московском Вознесенском монастыре, в котором он был послушником. Затем были годы службы иподиаконом архиепископа Уральского и Николаевского Тихона (Оболенского), который рукоположил Александра в сан диакона, а затем и священника. По представлению владыки отец Александр Андреев стал настоятелем Софийского храма. Митрополит Тихон любил Софийский храм и, начиная с 1915 года, часто бывал в нем. В 1926 году он скончался и был похоронен при Софийском храме.

14 сентября 1923 года архиепископ Верейский Иларион (Троицкий), будучи в то время управляющим Московской епархией, возложил на отца Александра Андреева временное исполнение пастырских обязанностей в Софийском храме. Позже состоялось его избрание приходом и в 1924 году Указом Святейшего Синода назначение настоятелем.

В феврале 1925 года незадолго до своей кончины здесь совершил литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Тихон.

Отец Александр много сил отдавал благоустройству и ремонту храма. Прихожане во всем поддерживали своего пастыря. Его стараниями из храма Рождества Пресвятой Богородицы древнего Симонова монастыря, закрытого в 1923 году, был перенесен главный иконостас, а также иконостас Никольского придела. Иконостасы нуждались в реставрации, и реставратора пригласили. Это был граф Владимир Алексеевич Комаровский, замечательный иконописец, теоретик иконописи, один из учредителей общества «Русская икона», историк древнерусского искусства, член Сергиевского художественного общества «Клич». В 1928–1929 годах художник создал росписи с сюжетами «О Тебе радуется всякая тварь» и «София Премудрость Божия», а также изобразил ангелов в стиле преподобного Андрея Рублева. В период с 1921 по 1928 год Комаровский неоднократно подвергался арестам, его обвиняли в монархических взглядах, контрреволюционной деятельности и укрывательстве антисоветских элементов, и судьба его была предрешена.

Граф Владимир Алексеевич Комаровский Граф Владимир Алексеевич Комаровский

Жестокое безбожное время диктовало свои правила. И умный добрый пастырь, который привнес в жизнь Софийского храма в том числе и опыт сестричества с благотворительностью, милостью ко всем людям, помощью арестованным священникам, был неугоден власти. В 1929 году его арестовали. Вину доказали быстро: нелегальное сестричество, проповеди, молитвы, помощь антиреволюционным элементам, да и просто вера в Бога. Затем последовала ссылка в Казахстан.

В 1932 году разграбят и закроют храм, сняв с него кресты и сбросив колокола. Святыня Софийской церкви – Владимирская икона Божией Матери, написанная в 1697 году, окажется сначала в МОНО (Московском отделе народного образования), а в 1933 году – в Третьяковской галерее. Икона находилась в иконостасе южного придела Софийского храма.

После ссылки отец Александр будет служить в одной из церквей Рязани. Но последует второй арест за «участие в контрреволюционной группе», содержание в Таганской тюрьме, лагерь и расстрел 4 ноября 1937 года. На следующий день на Бутовском полигоне будет расстрелян иконописец Владимир Комаровский. Фрески, выполненные им в храме Софии Премудрости Божией, закрасили. К счастью, чудом сохранились эскизы художника и фотографии 1930-х годов, что позволило в 2017 году провести реставрацию.

Советское время: клуб, квартиры, лаборатория, контора

Какое-то время в храме располагался Союз воинствующих безбожников – массовая общественная организация, которая существовала с 1925 по 1947 год и выступала за идейную борьбу с религией во всех ее проявлениях.

Но пролетариат требовал не только хлеба, но и зрелищ. И в закрытом Софийском храме открылся клуб находящегося недалеко завода «Красный факел» (до 1920 года Машиностроительный завод Г. Листа, затем «Завод № 5» и «Гидрофильтр»). Такое событие произошло согласно постановлению президиума Мособлисполкома в декабре 1931 года. Однако в феврале следующего года комиссия по вопросам культов ВЦИК отменила свое постановление и возвратила храм верующим. В июне вопрос о храме обсуждался вновь. Решение о ликвидации церкви на Софийской набережной было признано правомерным, а переоборудование под клуб – возможным при условии наличия средств и стройматериалов у завода. «Красный факел» нашел и средства, и материалы.

В 1930–1940-х годах у советского правительства возникла идея по сносу набережной. Очевидно, что колокольня и храм могли не сохраниться. К счастью, план не был осуществлен. Помешали громадье других дел и война. В 1941 году при бомбежке в здание храма попала бомба. После Великой Отечественной войны Софийский храм превратился в дом, разделенный перегородками и перекрытиями на коммунальные квартиры. Там, где был алтарь, пробили вход. Кроме того, в церковь въехала лаборатория термомеханической обработки Института стали и сплавов.

1960 год стал переломным в истории Софийского храма и его колокольни. Совет министров РСФСР признал их памятниками архитектуры, нуждающимися в охране самим государством. Однако в 1965 году в храме еще жили люди, а его состояние было плачевным. Вместо крестов стояли телевизионные антенны.

В 1973 году здание храма и колокольня – памятники архитектуры республиканского значения. При этом такая «охранная грамота» мало что изменила: с 1973 по 1992 год в помещениях колокольни работал трест подводно-технических и строительных работ «Союзподводгазстрой». Но стоит сказать, что в 1972 году все-таки прошло исследование росписи церкви, а через два года начались реставрационные работы – сначала в колокольне, а в 1976 году и в храме.

Основной объем Софийской церкви во время реставрации. 1983 г. Фото: П. Паламарчук Основной объем Софийской церкви во время реставрации. 1983 г. Фото: П. Паламарчук

Прошло еще немало лет до того момента, когда все изменилось и все надежды на возрождение храма сбылись. В 1992 году церковь Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках и в 1994 году колокольня были переданы Православной Церкви. Престол надвратного храма в честь иконы «Взыскание погибших» освятили в 1995 году. В 2004 году в Софийском храме была совершена первая за долгие годы литургия. Через девять лет на колокольню подняли колокола.

Ольга Сокиркина

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Источник

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.