darbogu

О СМИРЕНИИ.

0 56

Часто мы забываем о том, что самое жало греха находится в человеческом естестве. Как кровь, которая протекает даже по тончайшим капиллярам, – так грех поразил всего человека, от темени до стопы. А мы представляем грех только в его внешних проявлениях: осудили, позавидовали, проспали, съели…

Почему Христос пришел в этот мир? Потому что избавить человека от такого греховного порабощения мог только Бог. Никто не мог сам спастись, без Божией помощи. Поэтому любая победа над греховным соблазном должна быть отдана Богу. А вот все, что есть плохого, страстного, – это наше. Чем глубже эта истина будет нами осознаваться, тем безопаснее будет наше состояние.

Собственно, смирение – это есть осознание себя самым последним грешником на земле, самым мерзким, гадким: хуже меня только бесы. А некоторые святые даже считали себя хуже падших духов, и это не было лицемерием или лукавством перед Богом, это было знание собственного сердца, которое и делает нас христианами.

Кстати, понять, обладаешь ли ты подобным знанием, можно простым способом. Вот ты называешь себя плохим. Но попробуй-ка выслушай от другого, что ты плохой. Но ведь если ты называешь себя грешником, то почему не можешь услышать то же самое от другого человека? Значит, все – внешнее, значит, твое самопознание ничего не стоит. И что же это тогда, если не лицемерие? У святых было не так. Святые могли стерпеть такие нападки, которые нам покажутся просто невыносимыми.

Смирение заключается в пересмотре всей своей жизни. Чтобы понять, что без Бога ничего хорошего в нас нет и никогда не было, а если что-то есть, то это Божия милость к нам, грешным.

И вот от такого смиренного сознания отступают всякие искушения, потому что нельзя человека унизить более, чем он может сделать это сам. Смиренным уже, собственно, и некуда опускаться. Вот почему есть удивительные повести, где демоны говорят святым: «Ты постишься строго и вкушаешь пищу два раза в неделю, а я вообще ничего не ем. Ты спишь один час в день, а я вообще не сплю. Но вот одного у меня нет – у меня нет смирения».

Или другой рассказ: когда бесноватый ударил по щеке святого старца, тот подставил другую щеку, и бесноватый исцелился. Бес вышел, потому что дух смирения попалил все его естество. Вот к этому качеству, к христоподражательному образу жизни нужно стремиться.

Нужно проявить терпение, нужно смириться, нужно не прекращать своих трудов, и обязательно любая молитва дойдет до Бога. Даже если очень долго ничего не получается, все равно такая молитва приносит великую духовную пользу: укрепляется наша вера, в терпении совершенствуется душа.

Если Господь тебе что-то дает – ту же чистоту, или память смертную, или молитву, или плач о грехах, – то Он вправе спросить с тебя: а как ты сохранил эти дарования? И не просто сохранил, а приумножил (вспомним притчу о талантах (см.: Мф. 25; 14–30). И если мы, получив, не оценим – что нам дано, то, естественно, всё потеряем. Поэтому Господь, как правило, и не дает слишком быстро то, о чем мы Его так настойчиво просим.

Христианские подвижники никогда не просили избавить их от какого-то искушения, но только взывали: Боже, помоги мне. Они знали, что состояние борьбы полезно.

И если христианин постоянно находится под воздействием каких-то искушений, он совершенствуется в духовной борьбе, но только не тогда, когда причина этих искушений нерадение. Если же мы делаем все возможное, а искушения не прекращаются, значит, Господь, видя нашу крепость и возможности для приобретения опыта в духовной жизни, постоянно добавляет нам (в очень разумных объемах) нагрузку – чтобы мы не расслаблялись, а лишь совершенствовались духовно в этой борьбе.

протоиерей Андрей Овчинников из книги «Основной инстинкт или блудная страсть?»

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.