darbogu

Мужчина умер на операционном столе и попал в ад, испытал невыносимые ужасы, а потом неожиданно вернулся и стал священником

0 24

– Я сразу попал в ад! Господь мне показал ад. Я попал в ад сразу. Понимаете? Там были какие-то двери, что-то такое было, но все это очень неприятно. Какая-то процедура перехода, я не очень помню, но это ужасно. И я оказался в таком пространстве, в одиночестве. Громадный космос, а ты совсем одинок. И ты превращаешься в сплошную боль, в микрон, в ничто. Ты сам просто сплошная боль, которая невыносима, которую невозможно прекратить ни на секунду. Это такое отчаяние. – вспоминает батюшка.

История отца Анатолия – живое свидетельство существование загробной жизни. Увы, многие не верят, когда читают и слушают свидетства Клавдии Устюжаниной и Валентины Романовой. Это особо яркие истории наших дней, в тоже время настоящие свидетельства, документально подтверждающие факт смерти и их оживления (воскрешения). Все же главное в этой истории – встреча с Богом. Ведь у каждого в жизни она случается. Кстати, напишите, при желании в комментариях, про свою встречу.

Протоиерей Анатолий Першин – известный священник, а в прошлом бывший рок-музыкант, видевший, как его душа покидает тело и навстречу ему летит архангел Михаил. Это уже после комы и моления в одном монастыре на севере страны, он станет отцом Анатолием.

А случилось все так, что в один из дней, человек вытащил нож и нанес ему одиннадцать ножевых ранений. Отец Анатолий потерял почти всю кровь, дополоз по асфальту до скорой помощи сам.

Сам он так вспоминает:

– Слава Богу, недалеко скорая помощь была. Я там потерял уже сознание. А на операционном столе я впал в кому, то есть я умер… Душа моя вышла из тела. Я все это видел сам, видел врачей, которые пытаются меня трясти, перевести в сознание… Вроде того, как мы его теряем, значит, как в фильмах показывают. А душа в это время совершенно как особое существо, моя сущность. А там, на столе, осталось только тело, а моя сущность со всеми чувствами, со всеми мыслями устремилась ввысь, я всё это так видел. Душа моя стала подниматься и уходить. В это время я увидел себя на столе, но меня тянуло вверх сквозь стены, сквозь потолок я так и ушел. И как-то стало всё удаляться, даже Земля стала удаляться. Я увидел планету даже. И в это время, когда я удалялся, мне была показана вся моя жизнь. В одно мгновение, многомерно, я понял, что я жил не так. Занимался не тем. Вообще всё не то делал. Первое движение было – рвануть и всё исправить. Я же теперь понял, как надо жить. Вот было у меня такое желание все исправить. Но я ничего не мог с собой сделать. У меня уже ни рук, ни ног, ничего нет. Уже душа вышла из тела.

Отец Анатолий рассказывает, что душа всё то же самое чувствует, все желания, все мысли, так же как и живое существо. Дальше произошло самое ужасное.

Со слов отца Анатолия происходило все следующим образом:

Самое ужасное случилось тогда и в тот момент в моей жизни. Я сразу попал в ад! Господь мне показал ад. Я попал в ад сразу. Понимаете? Там были какие-то двери, что-то такое было, но все это очень неприятно. Какая-то процедура перехода, я не очень помню, но это ужасно. И я оказался в таком пространстве, в одиночестве. Громадный космос, а ты совсем одинок. И ты превращаешься в сплошную боль, в микрон, в ничто. Ты сам просто сплошная боль, которая невыносима, которую невозможно прекратить ни на секунду. Это такое отчаяние. Ты остаешься как бы живым, душа остается живой, но она испытывает боль. Я испытал самое тяжёлое и невозможное – страх, ужас. Ужас такой, что даже его не описать никакими словами. Такого на земле нет. Я когда каждый раз вспоминаю это, и когда я к этому месту подхожу, я содрогаюсь, потому что это даже вспомнить страшно. Сколько это было, это состояние, оно невыносимо, это вечность. Время невозможно определить. Вечная боль, вечный страх, вечный ужас. Я потом узнал, что ад, это один в переводе, это одно из переводов значения слова. Ад – единица, один. Ад это там, где нет Бога.

Отец Анатолий описывает ад, как страшное, болезненное, безысходное состояние души. Он даже не знает, сколько там был. Но ему казалось, что это длится уже целую вечность. А дальше произошло неожиданное явление. Вот как он сам описывает этот поворотный момент:

Вдруг я как будто поворачиваюсь и вижу громадного ангела, серебряного, даже серебристого такого, он весь блестит, с мечом в руке, вот прямо до самого неба, как будто в этой вселенной появляется такой ангел. Он как сотканный из мельчайших частичек, сверкающих. И он приближается ко мне и руку протягивает, и меня вытаскивает как бы. Как, знаете, как котенка излужи.

И что же!? Я очнулся в реанимации на столе. То есть, врачи меня спасли. Каким образом, я не знаю. Я называю это – вызвали к жизни. Но я думаю, что даже не врачи, а так было предначертано мне. То есть, Господь мне для чего-то все эти обстоятельства дал.

Отец признался, что раньше он не верил в Бога и даже стремился доказать, что Его нет, вероятно и причина таких обстоятельств заключается в этом.

Просто перед тем, как это все произошло, как меня зарезали, я одному человеку доказал, что нет Бога. Я был такой умный, начитанный философией, всякие индусские изучал, психологию различную изучал. Тогда это очень модно было. Я был очень начитанный, грамотный. И человек пришел, поделился, что он уверовал. А я ему доказал, что Бога нет. И… Сначала началась череда событий, Господь меня предупреждал. Предупреждал. Звонки были. Я упорствовал. И прошло некоторое время, и это случилось. Это все было, как я сейчас считаю, промысл. Господь, видимо, меня для чего-то призвал в этот мир. Я шел не по программе, как бы. И вот он меня просто переформатировал в этом свете, так сказать. Или современным языком выражаясь, перепрошил, значит. И я вернулся верующим человеком.

Но дальше еще было хуже.

Оказалось, что отцу Анатолию влили не ту кровь. И случилось заражение, так он стал болеть. А еще предстояли операции. Потому что у него были проткнуты легкие. Там стала скапливаться жидкость, и операции, и все такое прочее. К тому же выяснилось, что сломанный нож остался в легких. Это все он проходил через жуткую боль.

Отец Анатолий так говорит:

Все же человеческая боль, вот с этой адской болью, она не сравнима. Даже не сравнима. Лечение шло, можно сказать, несколько лет. Я стал засыхать. Я обратился к Юрию Шевчуку, это мой друг, музыкант, группа ДДТ. И он меня отвез в Военно-Медицинскую Академию. И попросил за меня, мне там сделали анализ крови, сказали, что с такой кровью не живут вообще. И он мне говорит, слушай, тебе надо что-то делать. Меня недавно пригласили в монастырь, просто побывать в монастыре. И он как-то связал это со мной. Говорит, давай мы тебя в монастырь вместо меня. Я согласился. Он сказал, умрешь так с Богом. Я тоже подумал. Подумал, что я никому не доставлю хлопот. Ничего не теряю, правда? Да, отъеду куда-нибудь. Если врачи уже сказали. И чтобы никого не мучить, уже там похоронят меня где, не знаю где. Это был Антониево-Сийский монастырь в Архангельской области. Холмогоры. Меня привезли, там монахи какие-то взяли и положили меня в келью. Мне и так это плохо, а они начали надо мной молиться. И вот… Кто-то сказал, что если он через три дня не помрет, то есть шанс. Притом игумен сразу выкинул все мои назначения. Он говорит, что я приехал к Богу. Берет все, без предписаний которых я жить не мог и кинул их в ведро.

Потом же в этом монастыре произошло чудо!

Мне сказали, что в монастыре есть мощи. И что если помолиться, то вполне возможно, этот святой может помочь. Мне дали акафист. В акафисте написано, что при его жизни еще были исцеления по молитвам этого святого и, конечно, после его жизни. А святой этот – преподобный Антоний Сийский. Ну, я говорю, дайте мне доползти хоть до этого старца, до его мощей. И я дополз до этих мощей и стал молиться, читать акафист. И во время акафистного чтения, раздалось неземное благоухание, а я просто попал в какое-то такое, даже не объяснить, какое-то духовное состояние. Я упал и потерял сознание прямо на мощах. А мощи там только под спудом плита. И я очнулся, когда пытался читать дальше, тем более церковнославянский язык, чувствую, у меня дыхание прерывается, я вообще ничего не понимаю… И вдруг я почувствовал, что что-то такое необычное, что что-то такое случилось, и я почувствовал, что я выздоравливаю. Как будто такое ощущение… Вы знаете болезнь? Вы болеете, лежите, уже всё, ничего, ты не можешь, и вдруг ты чувствуешь, с кухни потянул запах какой-то там… И хочется. О, там птичка чирикнула. Вот где-то там, по форточке, весна пришла. Ты начал это замечать. Дела идут значит на поправку. Вот в таких маленьких деталях стало проявляться все. Я понял, что что-то произошло. Так вот, значит, дополз я до игумена и говорю ему что сейчас произошло. Записал свидетельство.

Стоит отметить, что это впервые за 500 лет в монастыре заблаглухали мощь святого. Со отцом Анатолием даже был свидетель, тракторист.

Тракторист со мной пошел. Ну, чтобы я там не упал где-нибудь, мне дали тракториста… И кстати, по-моему, впоследствии он стал монахом, я так понял, тракторист этот.

Когда отец Анатолий стал выздоравливать, то в монастыре стал браться за всё. На кухню он, на клирос он, подметать он. Ему очень хотелось всё делать для Бога. И ещё он заметил, что монастырь-то разрушен. Нет ни куполов, ничего. Всё в ужасном состоянии. После советской безбожной власти.

Я увидел эту разруху и заплакал. Мне показали, какой он был до революции, и какой стал после революции. И вот я посмотрел на два этих снимка, и у меня просто сердце содрогнулось. А кто это сделал? А что я могу сделать? Вот у меня вопросы, я сам себе задавал. А может быть, это и будет смысл моей жизни? Вложить этот кирпич в эту стену. И больше, может, ничего и не надо от меня? Мне не надо никаких там рок-концертов, чтобы там толпа рукоплескала. А ты просто вложи кирпич. Может, для этого тебя Господь оставил? Я тогда просил игумена, чтобы мне вернуться домой. Я уже мог ходить. И он меня благословил. А я где-то слышал, что строят подворье, бывают подворье монастырей. И я благословился открыть подворье этого монастыря в Санкт-Петербурге тогда. Игумен, наверное, там пальцем покрутил у виска. Но чтобы меня не расстраивать, он меня благословил. А то еще я расстроюсь, заплачу. Я поехал и стал потихонечку в Петербурге вот так по одному: пошел в Комитет по градостроительству, пошел к архитекторам, и вот по администрациям ходил, ходил, приходил, доползал, у меня еще сил не было. По одному делу я в день делал. Вот сколько сил есть, столько делал. А в итоге через несколько лет в Петербурге возник храм. преподобному Антонию Сийскому на проспекте Просвещения.

Но самое удивительное произошло дальше.

Я поехал к епископу Тихону и говорю: «Владыка, вот храм готов». Он говорит: «Ну ты там сам и служи». Я говорю: «Как служить?» Он говорит: «Ну так». И меня рукоположил в дьякона. Через некоторое время во иереи. И я становлюсь настоятелем храма преподобного Антония Сийского в Петербурге. И настоятелем подворья, как получается, будучи не монахом, а белым священником. Я же женат, дети есть.

А дальше, признается отец Анатолий, началась самая сложная работа. Лишь тут он и понял, что такое православие.

Что-то не так, не та картинка, что все это по-другому как-то выходит… Это же оказывается такой труд, особенно над самим собой. И много я увидел и несправедливости, и чудес, и главное – у меня началась совершенно другая жизнь. Вот такой мой путь к Богу.

Отец Анатолий признается, что испытывает глубокую благодарность перед Богом за то, что Он устроил так, чтобы состоялась эта встреча с Ним. Этот случай ещё и говорит, что Его действия основаны на любви. Похоже на работу хирурга, который видит, что у пациента аппендицит собирается лопнуть, и это может привести к его смерти. Хирург делает разрез, удаляет аппендицит, и пациент затем полностью выздоравливает и может продолжить свою жизнь. На самом деле, Господь дарует человеку понимание и знания, и очень важно использовать эти дары. Бог посещает каждого человека в свое время. Отец Анатолий не осуждает тех, кто, например, в возрасте семидесяти лет, еще не поверил в Бога. Ведь это может случиться завтра, или даже за несколько секунд до смерти… А вообще человеку нельзя расслабляться, иначе можно начать слышать вражескую радиостанцию вместо истинного сигнала. Главное настроиться на правильную волну. Батюшка говорит, что ему очень жаль людей, и его задача как священника – максимально помогать им.

Кажется, что на том свете мне открылась истина: спасение в этом мире – это служение Богу и людям, служение Богу через людей, через добрые дела.

Слава Богу за все!

Другие публикации канала

Женщина была 3 суток на том свете, где видела Бога, который передал послание. И ей был показан ад (Барнаульское чудо)Православие.ONE23 декабря 2023"Я была в гостях у смерти и видела то, что происходит по ту сторону жизни!" – случай, который удивил миллионы людейПравославие.ONE20 декабря 2023Тайное пророчество Гавриила Ургебадзе, спустя 30 лет прогремело мировой сенсацией: "Шут погубит Украину!" и произойдут страшные событияПравославие.ONE14 ноября 2023Необычное чудо в наши дни: у мальчика отросли пальцы, благодаря Луке Крымскому и молитвам материПравославие.ONE11 февраляПереломный момент в жизни человечества и будущее России предсказали святые отцы: будет новая Русь по старому образцу, великой и мощнойПравославие.ONE10 февраля

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.